Премоторные теории внимания: Psychology OnLine.Net

Премоторные теории внимания

Премоторные теории внимания
Добавлено
18.10.2012

Вопрос о том, как внимание перемещается от одного местоположения к другому, вызвал к жизни класс теорий, которые получили название «премоторных теорий внимания». В них была сделана попытка связать сдвиги и переключения зрительного внимания с движениями глаз, механизмы которых давно известны физиологам. Нам уже знакомы моторные теории внимания, которые появились в конце XIX в. Их авторы считали, что в любом акте внимания содержится двигательный компонент, а в акт произвольного внимания вовлечены мозговые центры, связанные с управлением движениями и получением обратной связи о состоянии мышц (см. разд. 2.3). Премоторные теории внимания адресуются прежде всего к вопросу об управлении вниманием и предполагают, что за вниманием и движениями глаз стоит один и тот же механизм, основной мозговой субстрат которого — премоторные отделы коры головного мозга.

Мы уже упоминали метафору внимания как зрения, согласно которой внимание может быть представлено как некий «внутренний глаз», совершающий обследование зрительного поля. В связи с этой метафорой закономерен вопрос о том, как перемещения «внутреннего глаза» соотносятся с движениями глазных яблок, и прежде всего с саккадами — быстрыми скачкообразными движениями, которые представляют собой обычное явление при зрительном поиске необходимого объекта, рассматривании изображений и чтении.

Возможно несколько вариантов ответа на этот вопрос:

  • либо внимание следует за движениями глаз;
  • либо движения глаз осуществляются вслед за сдвигами и переключениями внимания (тогда внимание выполняет по отношению к ним предвосхищающую функцию);
  • либо отношения между двумя этими системами более сложны;
  • либо системы вовсе не связаны друг с другом.

С одной стороны, фокус внимания может не совпадать с направлением взгляда, а сдвиги внимания происходят почти в два раза быстрее саккад. С другой стороны, говоря об обследовании сложного изображения или о зрительном поиске целевого объекта, мы едва ли можем представить себе, что направление движений глаз испытуемого будет отличаться от направления его внимания в каждый данный момент. В большинстве жизненных ситуаций, намереваясь обратить внимание на зрительный объект, мы вынуждены на него посмотреть. Поэтому обычно целевые стимулы оказываются одними и теми же и для глаз, и для внимания. Именно эти факты стали основой премоторных теорий внимания.

Одним из первых премоторную теорию внимания предложил глава отделения нейронаук медицинского факультета Пармского университета Джакомо Риццолатти [321]. В конце 1980-х гг. в работах его лаборатории было выдвинуто предположение, что движения глаз и сдвиги внимания, не требующие движений глаз, управляются тесно связанными механизмами. При этом движения глаз обычно следуют за вниманием. Иначе говоря, внимание, которое опирается только на нейронные механизмы и потому работает быстрее, ведет за собой систему осуществления движений глаз, направляя ее к объекту, соответствующему требованиям поставленной задачи. Сначала зрительное внимание либо захватывается каким-либо внешним событием, либо произвольно направляется куда-либо, и только потом глаза совершают скачок в соответствующем направлении. Если такой скачок не нужен, механизм направления внимания все равно остается тем же и связан с формированием моторной программы для возможного скачка: «Внимание обращено в данную точку тогда, когда готова к исполнению глазодвигательная программа для выполнения движения глаз в эту точку. Затраты внимания — время, необходимое для отмены прежней глазодвигательной программы и подготовки очередной» [321, 31].

Некоторое время спустя Дж. Риццолатти с коллегами [341] действительно показали, что даже если глаза, согласно инструкции, должны оставаться неподвижными (например, фиксировать заданную точку), пространственный сдвиг внимания приводит к активации тех систем мозга, которые задействованы в построении и осуществлении глазодвигательных программ. Французские нейропсихологи получили сходные данные в исследовании пациента с поражением премоторной коры правого полушария [265].

Отсюда следует несколько допущений, поддающихся экспериментальной проверке и важных с точки зрения практики.


Во-первых, когда человек должен перевести взгляд в заданную точку, внимание обеспечивает восприятие событий в этой точке до того, как будет совершена саккада. Следовательно, восприятие объектов в этой точке ускоряется, даже когда перевод взгляда еще не завершен.

Во-вторых, когда осуществляется движение глаз, внимание предшествует ему, а значит, в то же самое время не может быть направлено куда-то еще.

Для проверки этих предположений вновь была использована методика подсказки. Однако в исследовании, которое провели в 1985 г. Джеймс Хоффман и Баскаран Субраманиам [199], подсказка указывала не требуемое направление сдвига внимания при поддержании фиксации в центре экрана, но требуемое направление саккады — пространственную позицию, в направлении которой должно было осуществляться движение глаз.

Согласно первому предположению, когда испытуемый готовится к осуществлению внешне наблюдаемого движения глаз, «проигрыши» и «выигрыши» в решении задачи обнаружения целевого стимула должны быть сходны с наблюдаемыми при «скрытой ориентировке» внимания по подсказке, как отмечается в работах М. Познера и его коллег. В первой серии экспериментов испытуемый должен был решить две задачи: совершить саккаду в указанном направлении (из центра экрана к одной из отдаленных позиций) и обнаружить определенный зрительный стимул. Этот стимул предъявлялся на одной из позиций на экране чуть раньше начала внешне регистрируемого скачка глаз. Оказалось, что задача его обнаружения решается наилучшим образом, когда место появления целевого стимула совпадает с «пунктом назначения» саккады. Значит, механизмы внимания действительно задействованы в программировании, а возможно, и осуществлении саккады.

А если попытаться разделить направление переключения внимания и движений глаз? Любая премоторная теория внимания предсказывает, что это невозможно. Проверяя данное предположение в другой серии экспериментов, Дж. Хоффман и Б. Субраманиам просили испытуемых решать задачу обнаружения целевого стимула и совершать саккаду по звуковому сигналу всегда в направлении одной и той же позиции (например, всегда влево). Место предъявления целевого стимула могло не совпадать с этой позицией, и на него указывала центральная подсказка (стрелка в центре экрана), верная в 75 % случаев (рис. 6.9). Например, испытуемому следовало сместить взгляд влево, а подлежащий обнаружению целевой стимул должен был появиться, согласно подсказке, сверху.

Результаты соответствовали предсказаниям премоторных теорий внимания. Как и в предыдущем эксперименте, показатели решения задачи обнаружения были наилучшими, когда стимул появлялся на той позиции, куда планировалось движение глаз. Однако при этом успешность решения данной задачи совершенно не зависела от того, куда, в соответствии с подсказкой, должно было быть направлено внимание!

В нашем примере, если стимул появлялся слева, он всегда обнаруживался с высшей вероятностью, даже если подсказка указывала вверх. Значит, осуществляя саккаду, испытуемый не мог полноценно воспользоваться подсказкой, даже зная, что она, скорее всего, окажется верной.



Рис. 6.9. Схема эксперимента Дж. Хоффмана и Б. Субраманиама [199]. Испытуемый должен совершить по сигналу саккаду в заранее заданном направлении и обнаружить целевой стимул


Подобные результаты подтверждают, что внимание участвует в программировании и осуществлении движений глаз и в это время не может быть перенаправлено, даже если того требует задача.

То же самое касается и следящих движений глаз. Когда человек неотрывно следит за объектом, движущимся в определенном направлении, он успешно решает задачу обнаружения стимулов, которые предъявляются немного впереди по ходу движения целевого объекта. Однако, как недавно показали П. ван Донкелар и Э.Дрю [374], тот же испытуемый затрудняется в обнаружении стимулов вне линии, соответствующей направлению движений глаз. Связь внимания и прослеживающих движений глаз подтверждается и тем фактом, что слежение нарушено у детей с синдромом дефицита внимания и гиперактивности (см. разд. 1.1.1).

За последнее время обнаружен целый ряд мозговых структур, помимо премоторных отделов коры головного мозга, вовлеченных одновременно в программирование и выполнение движений глаз и в «скрытую ориентировку» внимания. Например, это верхние бугры четверохолмия и задние отделы теменной коры. Известно, что у пациентов с мозговыми поражениями, затрагивающими верхние бугры четверохолмия, нарушены произвольные движения глаз. Однако те же пациенты затрудняются в «скрытом» перенаправлении внимания в экспериментах по методике подсказки.

Таким образом, эта зона мозга относится к числу механизмов, управляющих и вниманием, и движениями глаз. С одной стороны, данный факт противоречит премоторным теориям внимания как таковым, а с другой — может послужить основой для более общего положения о сходстве механизмов, стоящих за динамическими характеристиками внимания и движениями глаз.




Описание Отрывок из учебного пособия: Общая психология в 7-ми томах. / Под ред. Б.С. Братуся. Т. 4. Внимание / М.В. Фаликман. М., 2006. С. 248-251. Обсуждаются преомоторные теории внимания в рамках метафоры прожектора.
Вложенные файлы
  • pre_motor.jpg
Рейтинг
0/5 на основе 0 голосов. Медианный рейтинг 0.
Теги , ,
Просмотры 2241 просмотров. В среднем 1 просмотров в день.
Похожие статьи