Ю.Б. Дормашев, В.Я. Романов. Внимание как умственное усилие: Psychology OnLine.Net

Ю.Б. Дормашев, В.Я. Романов. Внимание как умственное усилие

Ю.Б. Дормашев, В.Я. Романов. Внимание как умственное усилие
Добавлено
27.11.2011 (Правка )

В предисловии к своей, вышедшей в 1973 г., монографии Д. Канеман вспоминает о давней и кратковременной стажировке под руководством Д. Рапопорта. Работая в качестве его помощника, он познакомился с психоаналитическим взглядом на внимание как энергию. "Много лет спустя,— пишет Д. Канеман,— уже будучи, надеюсь, строгим исследователем, я с удивлением обнаружил, что мое понимание внимания основано на стойком впечатлении от этой встречи" (Kahneman, 1973, с. X). Вместе с тем он отдает должное исследованиям селективного внимания, ссылаясь при этом на Д. Бродбента, Э. Трейсман и У. Найссера. Свою концепцию внимания как усилия он задумывал и оценивал как дополнение, а не альтернативу теориям фильтра. Структуры раннего сенсорного анализа стимуляции в усилии не нуждаются. Например, детекторы линий и углов могут быть активированы только сенсорными входами. Работа последующих структур перцептивной переработки уже требует определенного притока усилия. Источник усилия един для всех структур и ограничен. Последнее означает, что суммарный запрос к вниманию со стороны ряда одновременно действующих структур может быть удовлетворен полностью лишь в определенных пределах. Негативные эффекты (ближайшие и отдаленные) может иметь как недостаточное, так и избыточное потребление мощности внимания. Следовательно, к системе переработки информации должен быть подключен какой-то механизм, функция которого заключается в целесообразном, эффективном и экономном использовании ограниченных ресурсов умственного усилия. Основные идеи механизма оптимального распределения усилия по различным компонентам и стадиям переработки информации Д. Канеман представил в виде модели, показанной на рис. 3.1.



Описание модели распределения умственного усилия лучше начинать с блока возможных деятельностей, представленного в нижней части рисунка. Здесь столбиками изображены структуры, каждая из которых имеет вход внимания (пунктирная линия). Информационные входы и связи между отдельными структурами в данной модели не рассматриваются и потому на рисунке не показаны. В блоке возможных деятельностей не представлены также те компоненты системы, для запуска и работы которых достаточно информационного или стимульного входа. Любая из показанных структур может действовать лишь при условии притока внимания. Оптимальная и безошибочная работа структуры предполагает определенное количество внимания. При недостаточном вкладе усилия результаты деятельности на выходе (широкая стрелка "Ответы") всей системы ухудшаются.

Внимание или умственное усилие, необходимое для эффективной работы данной структуры, определяется ее организацией. Пояснить это можно, сравнив структуры переработки информации с бытовыми электроприборами. Каждый прибор рассчитан на какую-то мощность, то есть на потребление определенного количества электроэнергии в единицу времени. Это количество определяется назначением и конструкцией прибора. Например, для утюга — длиной спирали, металлом, из которого она сделана, толщиной стенок, площадью его рабочей поверхности и т.д. Мы втыкаем вилку й розетку, и утюг нагревается до температуры, необходимой для глажения белья. Заметим, что потребление необходимой энергии не контролируется пользователем и происходит автоматически. То же можно сказать о более сложных приборах — типа радиоприемника или телевизора, а применительно к модели Д. Канемана — о структурах переработки информации. Человеку достаточно захотеть, поставить определенную цель, приступить к действию (в данной аналогии — включить прибор), и необходимое усилие будет приложено.

Разные структуры потребляют различное количество внимания. Кроме того, потребление каждой из них от момента к моменту меняется. Текущая оценка суммарного запроса одновременно работающих структур производится блоком, названным "Оценка необходимой мощности". Автор подчеркивает, что действительный расход внимания определяется не сознательным намерением, а трудностью задачи или сложностью механизмов ее решения. Д. Канеман предлагает перемножить в уме 83 на 27, а затем, представив, что от результата зависит жизнь, удержать в памяти 7, 2, 5 и 9 в течение 10 с. Проведя этот опыт на себе, можно почувствовать, что даже под угрозой смерти человек, удерживая 4 цифры, не прикладывает усилия больше, чем при спокойном перемножении двузначных чисел. Итак, действительный расход усилия, который в данном примере коррелирует с его субъективным переживанием, определяется трудностью самой задачи, а не произволом субъекта.

Обратимся к блоку, показанному в верхней части рисунка. Д. Канеман считает, что внимание тесно связано с общей активацией (arousal). Изменение активации в определенном диапазоне сопровождается соответствующим изменением уровня доступной мощности или усилия. Взаимосвязь внимания и активации показана внутри блока волнистой линией. Общее количество усилия, потенциально доступного для системы переработки информации, ограничено. Графически это ограничение изображено горизонтальной сплошной линией, разделяющей области физиологической активации и доступной мощности. Данные многочисленных исследований говорят о том, что уровень активации зависит от ряда факторов: эмоционального состояния человека (тревожности, страха, гнева), интенсивности стимуляции, моторной напряженности, сексуального возбуждения, приема наркотиков и др. На схеме эта зависимость показана вертикальной стрелкой, идущей сверху к блоку активации. Эти влияния, внешние по отношению к системе в целом, при нормальных условиях деятельности играют второстепенную роль. Главной детерминантой изменения активации и уровней доступной и потребляемой мощности является запрос с блока оценки требований задачи.

Центральным, как по своему значению, так и по месту на схеме является блок политики распределения. Функции этого механизма заключаются в отборе структур деятельности, к которым направляется умственное усилие, и его дозировании. Работа блока зависит от четырех факторов. Политика распределения регулируется постоянными диспозициями (первый фактор) субъекта по связи (показана стрелкой), отражающей закономерности непроизвольного внимания. Например, усилие обязательно распределяется к структурам восприятия внезапных, движущихся стимулов и собственного имени. Второй фактор — текущие намерения субъекта, который определяет произвольное обращение внимания (показано стрелкой). Так, при инструкции слушать голос, идущий справа, или в случае просьбы посмотреть на рыжего мужчину усилие будет распределено на структуры, служащие для достижения именно этих целей. Правила политики распределения, соответствующие первому и второму факторам, показаны на схеме двумя овалами в левой части рисунка.

Третий фактор политики распределения — влияние блока оценки требований (необходимой мощности), показанного справа внизу рисунка. Согласно этому правилу, снабжение усилием одной из двух одновременно выполняемых деятельностей может быть прекращено, если суммарный запрос превышает предел доступной мощности. Например, даже опытный водитель, выезжая на оживленный перекресток, перестанет слушать своего пассажира. Последней детерминантой политики распределения является уровень физиологической активации. Это влияние на схеме изображено стрелкой, идущей сверху вниз с блока активации.

Эффекты активации Д. Канеман обсуждает особо, привлекая эмпирический материал, обобщением которого выступает известный закон Йеркса-Додеона (см. напр., Фресс, 1975). Закон Йеркса-Додсона представляет собой эмпирически установленную и неоднократно подтвержденную на материале разных задач, решаемых испытуемыми (людьми и животными) зависимость продуктивности деятельности от уровня активации. Схематически он показан на рис. 3.2, где приведены два графика в координатах продуктивности деятельности (вертикальная ось) и активации (горизонтальная ось). Нижняя кривая построена для сложной или трудной задачи, а верхняя — для задачи простой или легкой.



Как видно из рисунка, для той и другой задачи существует свой оптимальный уровень активации, при котором продуктивность максимальна, причем оптимальное значение активации для простой задачи лежит правее, то есть больше, чем для задачи сложной. Закон Йеркса — Додсона позволяет предсказать и оценить влияние продолжительного шума, бессоницы, знания о результатах деятельности, типологических особенностей испытуемых (экстраверты — интроверты) на продуктивность решения задач разной трудности. Так, сильный фоновый шум, приводящий к увеличению уровня активации, может в случае сложной задачи ухудшить деятельность, а легкой — улучшить. Увеличение активации выше оптимума трудной задачи приближает к оптимуму легкой задачи. Ухудшение деятельности обычно наблюдается и при снижении активации вследствие, например, лишения сна или утомления. При уменьшении активации ниже оптимального уровня происходит, как видно из графиков, падение качества деятельности, особенно резкое для трудной задачи. При помощи закона Йеркса-Додсона интерпретируют результаты совместного действия вышеуказанных факторов. Так, на материале сложных задач показано, что сильный шум отчасти компенсирует ухудшение деятельности, вызванное бессонницей.

Д. Канеман, опираясь на свою модель, объясняет отрицательные эффекты низкой и высокой активации работой разных механизмов. Ухудшение деятельности при низких значениях активации обусловлено недостаточным вкладом усилия. Причем, как отмечает автор, дело не в том, что активация не может увеличиться до уровня, соответствующего требованиям задачи. Получены данные, говорящие о том, что при сильной мотивации утомленные и сонные испытуемые все-таки справляются с задачей. Первичная причина низкой продуктивности заключается в слабости мотивации субъекта. Как следствие, во-первых, нарушается работа механизма обратной связи (блока оценки требований задачи), а значит, и степень вкладываемого усилия оказывается ниже необходимой и, во-вторых, появляются ошибки в работе блока текущих намерений. Итак, при низкой мотивации установка на задачу и оценка текущих результатов ее выполнения могут быть неадекватными. Ухудшение деятельности при высоких значениях активации автор объясняет изменением режима функционирования блока политики распределения. При этом он обсуждает известные факты и теории сужения поля, увеличения подвижности, отвлекаемости зрительного внимания и трудности произвольного управления им в условиях стресса. На рис. 3.1 эти негативные эффекты показаны в виде стрелки, идущей с блока активации на блок политики распределения.

Свою модель Д. Канеман построил на основании результатов ряда экспериментальных исследований, в том числе, собственных. Так, совместно с коллегами он провел цикл работ, направленных на проверку предположения о тесной связи активации с усилием и пришел к выводу, что одним из самых надежных показателей динамики умственного усилия является изменение диаметра зрачка. С целью тестирования степени внимания он использовал методику вторичной зондовой задачи. Основную идею такого измерения автор иллюстрирует гипотетическими функциями, показанными на рис. 3.3. Здесь по оси абсцисс откладывается уровень текущих требований к умственному усилию со стороны первичной (основной) задачи, а по оси ординат — уровень усилия, действительного вкладываемого в эту задачу. Если бы расход усилия полностью отвечал требованиям, то соответствующая зависимость приняла бы вид прямой с углом наклона в 45 град, (тонкая пунктирная линия). На самом деле, поскольку уровень доступной мощности ограничен, прямая, начиная с какого-то значения требований, перейдет в кривую, проходящую несколько ниже (сплошная линия), и при дальнейшем росте требований разрыв между ними будет постепенно увеличиваться.



На рисунке представлена также функция общего усилия (толстая пунктирная линия), прикладываемого ко всем действующим или подготовленным к действию структурам переработки информации. Д. Канеман предполагает, что усилие в какой-то степени расходуется даже при отсутствии требований, то есть когда человек ничем не занят. В этом состоянии все же происходит непрерывный контроль (мониторинг) внешнего окружения. Кроме того, продолжается приток усилия, обусловленный постоянными диспозициями. Поэтому, как видно из графика, функция общего усилия начинается не с нуля, а с какого-то определенного значения. Разницу между общим усилием и усилием, вкладываемым в основную деятельность, Д. Канеман называет запасной мощностью. При увеличении усилия, расходуемого на выполнение основной задачи, запасная мощность уменьшается. Дополнительную (вторичную) задачу испытуемый может решать только за счет запасной мощности. Если первичная задача потребует большего усилия, то запасная мощность уменьшится и продуктивность решения вторичной задачи снизится на соответствующую величину и, наоборот, при снижении требований основной задачи продуктивность выполнения дополнительной задачи возрастет. Следовательно, изменение продуктивности решения вторичной задачи отражает изменение степени умственного усилия, вкладываемого в первичную.

В экспериментах Д. Канемана испытуемым предъявляли на слух последовательности из четырех цифр (например, 3, 8, 1, 6) со скоростью одна цифра в секунду. Спустя одну-две секунды испытуемый должен был ответить в том же темпе последовательностью цифр, каждая из которых отличалась от слышанной на одну единицу (4, 9, 2,7). Начало и ритм ответа задавались звуковыми сигналами, предъявленными с той же магнитной записи, что и цифры трансформируемого цифрового ряда. Правильными считались безошибочные и полные ответы, проходившие в нужном темпе.

Задача трансформации цифр была для испытуемых основной. Одновременно решалась дополнительная зрительная задача идентификации целевой буквы. П рямо перед испытуемым располагался экран, на котором вспыхивали одна за другой различные буквы со скоростью 5 букв в 1 с. Эта последовательность начиналась за 1 с. до предъявления первой цифры слухового ряда, продолжалась в течение всей пробы и заканчивалась спустя 1 с. после воспроизведения последней цифры. Внутри непрерывного ряда букв, один раз на протяжении каждой пробы, предъявляли зрительный шум (50 мс), затем целевую букву (80 мс) и снова зрительный шум (50 мс). Испытуемый должен был по окончании пробы назвать эту букву. Целевая буква появлялась непредсказуемо в одном из 5 моментов решения задачи трансформации цифр: параллельно предъявлению первой и третьей цифры, в середине паузы перед ответом, при воспроизведении второй и четвертой цифры трансформированного ряда.

Приоритет задачи трансформации цифр обеспечивали платежной матрицей. За каждую пробу с успешным решением обеих задач ис-пытуемый получал премию в 4 цента. В случае правильного ответа задачи трансформации, но ошибочной идентификации целевой буквы премия снижалась до 2-х центов. За неудачу в задаче трансформации цифр испытуемого штрафовали на 4 цента. На протяжении всех проб данного эксперимента проводилась параллельная, непрерывная регистрация диаметра зрачка.



Д. Канеман предположил, что усилие, вкладываемое в основную задачу, меняется по ходу се выполнения закономерным образом. На этапе предъявления цифр оно должно увеличиваться, достигая максимальной величины в паузе перед ответом, а затем снижаться вплоть до начального уровня. Это связано с определенным изменением требований структуры кратковременной памяти — сначала, по мере накопления информации, ее нагрузка растет, а затем, по ходу ответа, уменьшается. Экспериментальные результаты, представленные на рис. 3.4, подтвердили это предположение.

По оси абсцисс графиков, изображенных на этом рисунке, откладывается текущее время пробы (в секундах). Ноль оси соответствует началу зрительного предъявления последовательности букв дополнительной задачи, первая метка соответствует началу подачи первой цифры слухового ряда основной задачи, вторая метка — второй цифры и т.д. Тонкими вертикальными линиями на поле графиков выделена пауза, разделяющая две стадии решения основной задачи: прослушивание (предъявление цифр) и отчет (воспроизведение цифр, полученных из элементов предъявленного ряда путем прибавления единицы). Каждый из 4-х ответов стадии отчета также приурочен соответствующей метке оси времени.

На левой оси ординат откладываются средние показатели продуктивности (число ошибок в %) решения основной и дополнительной задач. Правая ось ординат служит для обозначения результатов регистрации диаметра зрачка у группы испытуемых. По этой оси откладываются средние показатели расширения зрачка (в мм) относительно исходного уровня, соответствующего началу прослушивания цифр. При этом в расчет принимались данные, полученные в пробах с правильными ответами. Так было сделано потому, что расширение зрачка может быть, как известно, эмоциональной реакцией на ошибку, допущенную и осознанную испытуемым на стадии прослушивания или отчета.

Нижняя пунктирная кривая показывает процент ошибок основной задачи в зависимости от момента предъявления зрительной цели. Как видно из графика, продуктивность решения задачи трансформации цифр остается практически постоянной, то есть при различных временных позициях цели число ошибок колеблется в узком диапазоне от 12 до 18 %. Этот результат имеет большое значение, поскольку говорит о том, что задача трансформации цифр была, во-первых, трудной для испытуемых и, во-вторых, приоритетной, основной или первичной. Следовательно, в данном эксперименте было обеспечено условие достаточно высоких требований к усилию и, возвратившись к рис. 3.3, можно сказать, что усилие испытуемых, направленное на решение основной задачи, перемещаясь туда-сюда по кривой (сплошная линия), всегда находилось на криволинейном участке функции требуемое-расходуемое усилие, и потому условие тестирования усилия первичной задачи по показателю решения вторичной задачи полностью выполнено.

Согласно теории ограниченного умственного усилия, скорость и точность ответа на зонд, вводимый в непредсказуемые моменты решения основной задачи служат показателями запасной мощности, подводимой к структурам вторичной задачи (здесь — перцептивного мониторинга) в момент предъявления зонда (целевой буквы в данном эксперименте). График продуктивности решения задачи идентификации целевой буквы построен по данным проб с правильными ответами задачи трансформации. Пробы с ошибочными ответами в основной задаче исключались, поскольку только в случаях верного ответа можно уверенно утверждать, что в ее решение действительно вкладывалось необходимое усилие. Как видно из рисунка, число ошибок идентификации букв, показанное в виде зачерненных и соединенных сплошной линией квадратов, растет на стадии прослушивания, максимально в период паузы и резко снижается по ходу ответа.

Важнейшим результатом этого эксперимента Д. Канеман считает факт корреляции диаметра зрачка с продуктивностью решения вторичной задачи и делает вывод о том, что зрачок отражает динамику умственного усилия, вкладываемого в основную задачу. Действительно, из рисунка видно, что кривая расширения зрачка (пустые кружки, соединенные сплошной линией) в целом сходна с кривой продуктивности выполнения вторичной задачи. Автор подчеркивает, что данный психофизиологический показатель дает непрерывную оценку изменения умственного усилия в каждой отдельной пробе эксперимента. Отсюда следует, что при соблюдении определенных условий, регистрируя только диаметр зрачка, исследователи могут по характеру изменений этого, отметим, непроизвольного показателя , судить о динамике степени умственного усилия или внимания при выполнении любой деятельности, не прибегая к процедурам многократного тестирования, дополнительной нагрузки вторичной задачей и громоздкой статистической обработки.

По мнению Д. Канемана, модель внимания как умственного усилия хорошо объясняет факт зависимости диаметра зрачка от степени умственного усилия. Полученные данные говорили о том, что расширение зрачка является надежным показателем роста именно умственного усилия, а не следствием увеличения активации из-за воздействия других факторов (моторная напряженность, тревожность, шум и пр.). Так, если в задаче трансформации цифр испытуемые прибавляют тройку, то соответствующая кривая расширения зрачка проходит выше, чем при более легком условии прибавления единицы.

Эмпирическое обоснование теории внимания как умственного усилия Д. Канеман проводит на материале исследований одновременного выполнения двух деятельностей. Подавляющее большинство результатов этих исследований говорят о значительной трудности одновременного решения двух задач. По отдельности задачи могут решаться легко и безошибочно, но когда они спарены, одна или обе деятельности, как правило, ухудшаются, несмотря на все старания испытуемых. Факты и явления отрицательного влияния одной задачи на другую называют интерференцией — однонаправленной при снижении продуктивности или полном прекращении решения одной задачи, и взаимной, при ухудшении показателей решения обеих задач. Оценку результатов деятельностей при условии совместного выполнения проводят относительно уровней продуктивности, достигаемых при условии раздельного исполнения. О наличии, характере и степени интерференции судят по разнице соответствующих показателей продуктивности той и другой деятельности, полученных при том (вместе) и другом (врозь) условии.

Изучение эффектов одновременного выполнения двух деятельностей традиционно относят к исследованиям распределения внимания. Основная методическая трудность таких исследований заключается в создании и контроле условий подлинного распределения внимания (см. Вудвортс, 1950). Следует исключить или, по меньшей мере, рассматривать особо, случаи автоматизации одной из деятельностей (ухода внимания) и, как следствие, координации двух деятельностей в одну, а также быстрого чередования выполнения этих деятельностей (сдвигов и переключений внимания). Заметим, что обойти эту трудность не удается вплоть до настоящего времени. Тем не менее, несколько эмпирических выводов и фактов, полученных в данной области исследований, можно считать твердо установленными. Так, выделены три основных фактора интерференции двух деятельностей. Два из них характеризуют независимо каждую из них: степень интерференции тем больше, чем больше сложность и трудность задачи. Третий фактор определяется путем сравнительной характеристики задач — степень интерференции сходных задач больше, чем различных. В когнитивной психологии объяснение этих фактов дают чаще всего в терминах структурных теорий. Так, предполагают, что конкурирующие задачи могут вызвать несовместимые ответы или предъявлять одновременные требования к одним и тем же, определенным структурам восприятия и подготовки ответа. Ярким примером такого рода объяснений являются концепции бутылочного горлышка (см. гл. 2).

Д. Канеман не отрицает возможность структурной интерференции. Однако подобное толкование он считает, по меньшей мере, недостаточным и предлагает в качестве дополнительного, а в иных случаях исчерпывающего, объяснение в терминах соревнования за общую мощность. Теория Д. Канемана предсказывает, во-первых, интерференцию деятельностей, не имеющих общих механизмов восприятия и ответа; во-вторых, зависимость степени интерференции от величины требований, предъявляемых задачами. Жизненные наблюдения и данные лабораторных исследований подтверждают эти предположения. В качестве примера двух деятельностей, опирающихся на разные механизмы и потому выполняющихся без взаимной интерференции, Д. Канеман приводит ходьбу и счет в уме. Однако, если на прогулке попросить спутника решить сложную арифметическую задачу, то он, скорее всего, остановится, поскольку даже такая привычная и автоматическая деятельность, как ходьба, требует какого-то расхода усилия.

Предсказания модели умственного усилия подтверждают, по мнению Д. Канемана, результаты специальных исследований одновременного выполнения двух деятельностей. Так, автор ссылается на факт интерференции совершенно разнородных задач — мнемической и зрительно-моторного слежения. В пользу теории единой ограниченной емкости говорят и данные тех работ, в которых показано снижение или рост интерференции при изменении трудности (но не структуры) одной из сравниваемых задач. Следует заметить, что широкое исследование распределения внимания не привело к однозначным результатам и выводам. Однако Д. Канеман считает, что его подход поможет объяснить и снять хотя бы часть противоречий, наблюдающихся в этой богатой области исследований.

Важным вкладом теории усилия в этом отношении стала постановка и обсуждение действительных, то есть потребляющих усилие объектов внимания. В задачах восприятия вообще и симультанного восприятия нескольких стимулов, в частности, в качестве объектов внимания выступают структуры — репрезентации подвижного объема, названные автором перцептивными единицами. При обсуждении явления интерференции двух деятельностей он открыто ставит вопрос о единицах деятельности как структурах, требующих внимания. В связи с этим Д. Канеман высказывается против теорий позднего отбора. Данные исследований интерференции, говорящие в их пользу, он объясняет иначе. С позиций модели умственного усилия селекция на стадии принятия решения и ответа зачастую требует значительных усилий и потому деятельности, включающие такую селекцию, будут интерферировать с другими деятельностями. Более приемлемыми автор считает теории ранней селекции, но при условии их дополнения представлениями об ограниченном умственном усилии.

Д. Канеман говорит о необходимости вклада усилия на стадии восприятия. Распределением усилия он объясняет разделение поля восприятия на фигуру и фон. Перцептивный объект (фигура) благодаря усилию обладает, по его словам, более качественной информацией, поступающей на единицы опознания образа. Количеством вкладываемого усилия определяется также число и степень активации единиц опознания.

Что подразумевается, когда говорится о требованиях усилия со стороны данной деятельности? Автор различает здесь два значения требований. В первом просто утверждается необходимость некоторого усилия как условия достижения определенного результата (требование 1). Во втором значении имеется ввиду выполнение некоторого действия, обеспечивающего удовлетворение запросов задачи (требование 2). Так, нормальный рост какого-то растения предполагает обильное орошение (требование 1), тогда как играющий ребенок настойчиво и громко просит фишки у своего партнера (требование 2). Большинство умственных деятельностей требуют усилия в первом смысле. Однако некоторые стимулы, благодаря избирательной установке, дополнительно требуют усилия во втором смысле, то есть привлекают внимание больше, чем остальные. Требования 1 удовлетворяются постоянным притоком умственного усилия к структурам восприятия. Требования 2 заявляют о себе и удовлетворяются при помощи петли обратной связи, замыкающей структуру текущей деятельности на блок активации (см. рис. 3.1). Переработка новых и значимых стимулов характеризуется высоким уровнем требований того и другого рода, и потому расход усилия на восприятие такой стимуляции будет велик. Восприятие обычных стимулов лишь изредка предъявляет требования 2, хотя и зависит от постоянного распределения некоторой мощности (требование 1). В целом же запросы обычного восприятия к умственному усилию незначительны.

Гораздо большее усилие расходуется на операции принятия решения и выбора, повторения и манипуляции символами, особенно в условиях дефицита времени. Необходимую скорость выполнения умственных операций Д. Канеман считает основной детерминантой умственного усилия. Для многих видов деятельности "делать легко" означает делать медленно, не торопясь. Обсуждая текущие запросы и вклад усилия при сложных видах деятельности, автор утверждает,
что их величина зависит от организации деятельности, объема ее единиц, процессов антиципации, состояний перцептивной и моторной готовности. Под последними автор имеет ввиду состояние специфических единиц опознания и ответа, активируемых в процессах, восприятия и выбора ответа. Эти состояния удовлетворяют требованиям первого рода. Состояния готовности не следует путать с установкой на селекцию, которая отвечает требованиям второго рода и определяет ту или иную политику распределения усилия.

Д. Канеман рассматривает два варианта селективной установки. Первый, основной вариант по сути совпадает с фильтром Д. Бродбента. Здесь перцептивный акцент ставится на стимулах, обладающих определенным физическим свойством. Второй, более сложный вариант возможен в случаях неадекватной перцептивной интерпретации какого-то события. Он предполагает пробное опознание потенциально значимых стимулов. Такие стимулы требуют внимания во втором смысле, и, следовательно, распределение усилия управляется здесь по механизму обратной связи. Автор полагает, что различные механизмы готовности и селекции не исключают друг друга — при решении большинства задач они могут действовать совместно.

Как видно из вышеизложенного, Д. Канеман, опираясь на модель распределения умственного усилия, пытается, во-первых, объяснить факты интерференции одновременного выполнения двух деятельностей и, во-вторых, дополнить, частично объяснив заново, известные представления о механизмах избирательности восприятия. В отличие от других авторов, Д. Канеман не соглашается с идеей постоянного предела мощности и соответствующими объяснениями интерференции задач. Интерпретация явлений интерференции основана у него на предположении о форме зависимости вклада усилия от требований задач (см. рис. 3.3). Ключ к объяснению явлений селекции он находит в анализе возможных стратегий распределения усилия и, в конечном итоге, в своеобразном раскладе факторов политики распределения.

По Д. Канеману, внимание или усилие является входом к центральным структурам переработки информации, включающим эти структуры и/или поддерживающим их эффективное функционирование. Свои представления об основных свойствах внимания автор формулирует в виде следующих выводов:


" 1. Внимание ограничено, но это ограничение может меняться в каждый момент времени. Физиологические показатели активации служат мерой, коррелирующей с этим текущим пределом; 2. Количество внимания или усилия, расходуемого в любой момент времени, зависит, главным образом, от требований текущих деятельностей. При росте требований вклад внимания увеличивается, но для полной компенсации эффектов повышения сложности задачи этого увеличения обычно недостаточно; 3. Внимание может распределяться. Распределение внимания - вопрос его степени. При высоких уровнях нагрузки внимание становится все более однонаправленным; 4. Внимание избирательно, иначе говоря, управляемо. Оно может быть распределено на поддержание переработки отобранных перцептивных единиц или на выполнение отобранных единиц деятельности. Политика распределения отражает постоянные диспозиции и текущие намерения" (Kahneman, 1973, с. 201).

Модель Д. Канемана ввела в когнитивную психологию новые идеи о внимании и его механизмах. Внимание стали рассматривать как универсальные ресурсы переработки информации, вынесенные за пределы этой переработки. Модель описывает достаточно гибкий механизм распределения ресурсов, его основные блоки и связи. Важным, с точки зрения управления данной системой, является автома-тический механизм обратной связи, благодаря которому осуществляется непрерывный запрос усилия, необходимого для решения задачи. Вместе с тем, модель допускает, хотя и в ограниченном диапазоне, возможность произвольного управления распределением внимания. Модель позволяет также обсуждать факты и феномены непроизвольного внимания. Особенно важной и убедительной выглядит разработка представлений о связи умственного усилия с общей активацией, и следовательно, внимания с эмоциями и мотивацией человека. Кроме того, эти представления во многом проясняют противоречивую картину известных психофизиологических показателей внимания, и потому открывают возможность создания новых, объективных и надежных методов исследования его свойств.

Немаловажной причиной быстрого успеха и широкого признания данного подхода является его соответствие житейским представлениям о внимании и запросам практики. Необходимо также учитывать время публикации работы Д. Канемана, совпавшее с периодом кризиса в области психологии внимания. Поиски бутылочного горлышка в системе переработки информации зашли в тупик. Целостное представление о внимании, его функции и механизмах раздробилось и растворилось. Внимание стали сравнивать с хамелеоном или с морским божеством Протеем, обладавшим способностью принимать облик различных живых существ. На смену энтузиазму 60-х годов пришли уныние и разочарование. Накануне выхода книги Д. Канемана состоялся очередной (четвертый) международный симпозиум "Внимание и деятельность". Сборник материалов этого симпозиума открывает статья Н. Морея и М. Фиттера, в которой дается характеристика состояния дел в данной области (Moray, Fitter, 1973). Они пишут, что в исследованиях когнитивных процессов вниманию отводят центральную позицию, однако общая картина полученных результатов выглядит хаотично и противоречиво. Современную психологию внимания невозможно сравнить ни с дремучими джунглями, ни с регулярными садами 18-го столетия. Она скорее напоминает "Сады земных наслаждений" Иеронима Босха — одно из самых загадочных и фантастических произведений в мировом искусстве. Авторы не сомневаются, что ключ к разумному объяснению этой картины все-таки будет найден. Некоторые психологи нашли этот ключ в работе Д. Канемана. За разнообразием проявлений ограниченности системы переработки информации они вновь увидели единую причину, теперь лежащую не в какой-то определенной части системы, а в резервуаре умственного усилия, используемого всеми ее компонентами. Основные постулаты и положения модели внимания как умственного усилия и представление о единых, ограниченных ресурсах переработки информации остаются предметом острых дискуссий вплоть до настоящего времени. Дальнейшее развитие идей Д. Канемана осуществлялось как на материале эмпирических исследований, так и по линиям их теоретической разработки и включения в более широкий контекст.




Описание Обсуждается мотивационная теория внимания Д. Канемана. [Ю.Б. Дормашев, В.Я. Романов. Психология внимания. М., 1995. С. 112-128]
Вложенные файлы
  • dormashev_romanov_0001.jpg
  • dormashev_romanov_0002.jpg
  • dormashev_romanov_0003.jpg
  • dormashev_romanov_0004.jpg
Рейтинг
0/5 на основе 0 голосов. Медианный рейтинг 0.
Теги , , ,
Просмотры 6980 просмотров. В среднем 6980 просмотров в день.
Похожие статьи