Психологическая регуляция поведения: эмоции

Психологическая регуляция поведения: эмоции
Добавлено
30.10.2006 (Правка 01.11.2006)

Можно выделить четыре основных аспекта анализа эмоций.

1. Физиологические механизмы эмо­ций.

2. Выражение эмоций (эмоциональная экспрессия).

3. Эмоция как результат оценки си­туации (например, степени дости­жения цели, величины и характера расхождения между желаемым и достигнутым).

Соответственно в каждой теории эмоций делается акцент на одном из этих четырех аспектов (см. [Изард, 1980]).

Психофизиологические компоненты эмоций. Представители психофизиоло­гического подхода к эмоциям стремят­ся определить характер процесса активации, выражающийся в нейрональных и вегетативных процессах, соответству­ющих различным уровням эмоциональ­ной активации и типам эмоций.

Одной из центральных задач этого подхода является стремление найти способ дифференцировки эмоциональных состоя­ний на основе показателей физиологичес­кой активности, т. е. научиться определять с помощью измерения различных физиологических показателей, какую эмоцию переживает человек. Несмотря на то, что эта проблема далека от окончательного решения, принципиальная возможность распознавания эмоций по физиологичес­ким показателям уже обоснована. Исследования показывают, например, что, даже измеряя только два показателя — частоту сердечных сокращений и изменение температуры тела, — можно достаточно точно различать шесть основных эмоциональных состояний (гнев, страх, печаль, радость, удивление и отвращение). Так, гнев связан с сильным увеличением частоты сердечных сокращений и значительным повышением температуры тела; страх — с сильным учащением сердцебиения и незначительным понижением температуры тела; печаль — с учащением сердцебиения и незначительным повышением температуры; радость — с некоторым учащением сердцебиения и повышением температуры тела; удивление — с некоторым учащени­ем сердцебиения и слабым понижением температуры; отвращение — с незначи­тельным понижением сердцебиения и по­нижением температуры (см. [Atkinson et al., 1990]).

Выражение эмоций (эмоциональная экспрессия). Выражение многих эмоций носит универсальный характер. Например, оскаливание является универсаль­ным проявлением гнева во многих куль­турах. Дарвин полагал, что универсаль­ность проявления эмоций имеет приспо­собительное значение для выживания. Например, выражение лица может сигна­лизировать о негативном отношении даже у видов, не обладающих языком.

Конкретные исследования показывают [Rathus, 1991], что люди разных куль­тур — от студентов европейских универ­ситетов до представителей так называемых примитивных сообществ, ведущих изолированный образ жизни, — сходным образом идентифицировали ряд эмоциональных состояний людей на предъявленных фотографиях. Этими эмоциональными состояниями были гнев, радость, страх, отвращение, печаль, удивление. Поэтому в определенном смысле указанные эмоции можно считать базовыми, или универсальными.

По поводу экспрессивного компонен­та эмоции существует гипотеза лицевой обратной связи. Суть ее состоит в том, что мимические компоненты эмоций являются не только собственно выражением эмоций, но и фактором, усиливающим переживание эмоции. Эта гипоте­за нашла подтверждение в нескольких исследованиях. Поэтому чем свободнее и сильнее экспрессивный компонент эмоции, тем сильнее ее переживание.

Эмоция как результат оценки ситуации. Собственно психологическим аспектом эмоции является ее оценочная функция. Физиологическое возбуждение — это не­обходимое, но недостаточное условие возникновения переживания определен­ного качества. Специальные исследования показали, что при одном и том же характере физиологического возбуждения эмо­ция может быть разной по качеству в зависимости от когнитивной оценки си­туации: от того, как человек (позитивно или негативно) оценивает происходящее событие. В одном из экспериментов, на­правленных на проверку предположения о роли когнитивной оценки, испытуемым сделали инъекцию некоторого лекар­ственного препарата, вызывающего со­стояние возбуждения. Экспериментатор сообщил части испытуемых достоверную информацию о воздействии препарата: о том, что он вызывает учащение сердцеби­ения, тремор и т. д. Другим испытуемым было сказано, что препарат вызывает сни­жение чувствительности. Таким образом, правильно информированные испытуе­мые имели объяснение своего возбужде­ния, в то время как дезинформированные его не имели. После этого эксперимента­тор, оставив испытуемых в ожидании, с помощью одного из своих помощников создал в комнатах, где находились участ­ники эксперимента, обстановку или весе­лья, или гнева и раздражения. Результаты самооценки эмоционального состояния дезинформированных испытуемых пока­зали, что те из них, кто находился в об­становке веселья, оценивали свое состо­яние как относительно веселое, а те, кто находился в обстановке гнева и раздражения, — как относительно раздраженное. Однако самооценки эмоционального со­стояния правильно информированных иcпытуемых не были подвержены влиянию созданной обстановки (см. [Atkinson et al., 1990]). Вывод из этого эксперимента со­стоит в том, что в целом оценка ситуации играет ведущую роль в субъективной дифференциации эмоций.

Говоря об оценке ситуации, нужно иметь в виду не просто анализ внешних ус­ловий, а, скорее, оценивание индивидом возможностей удовлетворения своих потребностей, которые зависят как от внеш­них, так и от внутренних условий. По су­ществу, различные эмоциональные со­стояния являются оценкой перспективы в плане удовлетворения потребности. Если удовлетворение маловероятно, возникает отрицательная эмоция; в противополож­ном случае, когда перспективы удовлетво­рения потребности благоприятны, преоб­ладает позитивный эмоциональный тон. Такое определение эмоций доминирует в когнитивно-ориентированных теориях. Однако даже в психоаналитическом лаге­ре все отчетливее раздаются голоса в пользу понимания эмоции как результата когнитивной оценки условий удовлетворе­ния потребности, или исходов действия, что причудливым образом перекликается с понятиями ожидания, вероятности достижения цели, валентности, развитыми в рамках подхода К. Левина. Динамичес­кая теория мотивации Левина, часто критикуемая за формализм и несодержательность, как оказалось, помогает пони­манию самых что ни на есть содержатель­ных, субъективных процессов, каковыми являются эмоции и чувства.

Примером психоаналитической кон­цепции, интерпретирующей эмоциональ­ные переживания как результат когнитив­ной оценки, может служить теория Р. Холта (см. [Изард, 1980]). Он основывает свою теорию на понятии желания, данном еще Фрейдом. Желание связано с когнитивно-аффективным состоянием неудовлет­воренности. Речь, по сути дела, идет об оценке — сознательной, предсознательной или бессознательной — рассогласования между тем, что воспринимается, и тем, что центрально генерируется, между сущест­вующим состоянием и потенциальным. Малое или умеренное рассогласование вызывает удовольствие и интерес, а силь­ное и неожиданное рассогласование — ис­пуг и неудовольствие. Таким образом, раз­личные степени рассогласования между существующим и желаемым связаны с различными эмоциями.

Рассматривая теории, интерпрети­рующие эмоцию как результат когни­тивной оценки ситуации, необходимо отметить концепцию С. Шехтера (см. [Хекхаузен, 1986]), по мнению которо­го необходимо различать два основных фактора, или компонента, эмоций: физиологический и когнитивный. Как ясно видно из приведенного выше экспериментального исследования, физиологи­ческое возбуждение не определяет одно­значно тип возникающей эмоции. Изменение уровня активации (собственно физиологический компонент эмоции) обладает лишь общей энергетической функцией. Для возникновения эмоции определенного качества, определенной субъективной окраски необходима ког­нитивная интерпретация ситуации.

Свое развитие теория Шехтера получила в работах Валинса (см. [Хекхаузен, 1986]), который несколько модифицировал и дополнил подход последнего. По мнению Шехтера, нейрофизиологический компо­нент возбуждения абсолютно неспеци­фичен по отношению к качеству пережи­ваемой эмоции: на фоне возбуждения в за­висимости от когнитивной оценки ситуа­ции может возникнуть какая угодно по ка­честву субъективного переживания эмо­ция. Такая крайняя точка зрения про­тиворечит данным о специфичности пат­тернов физиологического возбуждения для разных эмоций (см., например, приведен­ные выше результаты экспериментов, по­казывающих довольно четкую различи­мость типов вегетативного возбуждения при различных эмоциях). Поэтому Валинс предполагает, что качество эмоции некоторым образом все-таки зависит от физиологического возбуждения, а точнее — от восприятия человеком собственного физиологического состояния, хотя способность субъекта к распознаванию и дифференцировке паттернов физиологического состояния весьма несовершенна.

Теоретические взгляды Шехтера и Валинса имеют непосредственное прикладное значение. Основываясь на теории Шехтера, мы можем манипулировать эмоциональными состояниями с помощью изменения ситуативных контекстов, причем не только усиливая или ослабляя данную эмоцию, но и придавая ей определенный качественный оттенок. Несмотря на то что детальные исследования влияния процессов физиологического возбуждения на эмоциональные переживания показывают ограниченность возможностей манипуляции, один и тот же паттерн возбуждения допускает довольно широкую его субъективную трактовку.

Субъективная интерпретация эмоционального состояния зависит и от восприя­тия внутренней, физиологической ситуации. Следовательно, можно изменить сам характер переживания с помощью предъявления человеку ложной обратной связи о его физиологическом состоянии, что неоднократно делалось в экспериментах Валинса. Например, испытуемым - мужчинам предъявляли изображения полуобнаженных женщин. Испытуемые при этом получали ложную акустическую информацию о собственном сердцебиении. Конт­рольная группа слышала те же звуковые сигналы, но им говорилось, что они не имеют отношения к эксперименту. После предъявления фотографий испытуемые оценивали степень привлекательности каждой из изображенных на них женщин. Выяснилось, что испытуемые экспериментальной группы предпочитали изображения, которые сопровождались изменениями — учащением и замедлением (замиранием) — сердцебиения. Результаты этого эксперимента позволяют сделать вывод, что оценка собственного эмоционального состояния (в данном случае удовольствия от разглядывания изображений) зависит от восприятия своего физиоло­гического состояния, на которое можно влиять с помощью обратной связи. Следовательно, само эмоциональное состояние в принципе подлежит коррекции посредством ложной обратной связи.

Наиболее последовательный подход к эмоции как к оценке ситуации реализован в теории эмоций П.В. Симонова [1975]. По его мнению, эмоция — это функция двух факторов: значения мотивации, или потребности, и разности между информацией, необходимой для удовлетворения данной потребности, и информацией, дос­тупной субъекту. Речь идет об информации прагматической, по сути дела о средствах удовлетворения потребности. Ког­да этой информации недостаточно, возникает отрицательная эмоция. Положительные же эмоции наблюдаются в том слу­чае, когда информация увеличивает вероятность удовлетворения потребности по сравнению с прогнозом.

Влияние эмоций на познавательные процессы. Не только когнитивные процессы (когнитивная оценка ситуации) влияют на эмоциональные переживания, но и эмоции оказывают влияние на познавательные процессы. Исследования показывают, что лучше запоминается та информация, которая соответствует настроению. В одном из экспериментов было установлено, что испытуемые лучше воспроизводили позитивные события, когда находились в положительном настроении; и наоборот, негативные собы­тия воспроизводились лучше при плохом настроении [Atkinson et al., 1990].

Настроение влияет также на оценку людей и событий: оценка более благоприятна при хорошем настроении и наоборот. Риск кажется относительно меньшим, когда настроение хорошее, и относительно большим, когда настроение плохое [Atkinson et al., 1990].

Теория дифференциальных эмоций. В качестве некоторой обобщающей кон­цепции рассмотрим теорию дифференциальных эмоций Томкинса, подробно изложенную в книге К. Изарда [1980]. В отличие от большинства теоретических концепций эмоций эта теория пытается понять не только механизмы и особен­ности функционирования эмоций вооб­ще, но и разобраться в специфике от­дельных эмоциональных переживаний. Отсюда ее название. Рассмотрим крат­ко основные ее положения.

Теория допускает существование десяти основных (фундаментальных) эмоций. Они имеют:

1) специфический нервный субстрат,

2) характерные мнемичес-кие или нервно-мышечные комплексы и

3) отличное от других субъективное или феноменологическое качество.

Для различения эмоций необходим учет этих трех факторов. Ниже приводится краткая характеристика основных эмоций.

1. Интерес-волнение — положительная эмоция, которая мотивирует обучение, способствует творческой деятельности, положительно влияет на внимание, увлеченность и любознательность по отношению к объекту интереса.

2. Радость — максимально желаемая эмоция, однако, скорее, является побочным продуктом действий и условий, чем результатом стремления испытать ее; состояние радости связано с чувством уверенности и собственной значимости.

3. Удивление возникает под влиянием внезапного события, способствует освобождению от предыдущей эмоции и направляет на объект, вызвавший удивление, все когнитивные процессы.

4. Горе-страдание — эмоция, переживая которую, человек падает духом, чувствует одиночество, недостаток контак­тов с людьми, жалость к себе.

5. Гнев связан с мобилизацией энергии, ощущением силы, чувством храбрости и уверенности в себе.

6. Отвращение вызывает стремление избавиться от чего-либо или кого-либо, вызывается физической или психологи­ческой изнашиваемостью объекта.

7. Презрение может служить средством подготовки к встрече с опасным противником; связано с чувством собственного превосходства; «холодная» эмоция, ведущая к деперсонализации индивида или группы, к которым эта эмоция относит­ся. Гнев, презрение и отвращение часто идут рука об руку и поэтому называются враждебной триадой.

8. Страх вызывается информацией о реальной или воображаемой опасности; связан с неуверенностью и дурными предчувствиями.

9. Стыд вызывает желание спрятаться, исчезнуть; может быть связан с чувством бездарности.

10. Вина связана со стыдом, однако стыд может появиться из-за любых ошибок, а чувство вины возникает при на­рушениях морального, этического или религиозного характера в ситуациях, в которых субъект чувствует свою личную ответственность за происходящее.

Фундаментальные эмоции, образуя устойчивые сочетания, приводят к обра­зованию всевозможных аффективных комплексов типа тревожности, депрессии, любви и враждебности.

Теория дифференциальных эмоций вводит понятие эмоциональной системы как совокупности элементов с определенными отношениями. Некоторые эмоции связаны между собой иерархически: например, внимание может переходить в удивление, а удивление — в изумление. Другой принцип организации эмоциональной системы — полярность между рядом эмоций: например, радость и печаль, гнев и страх, интерес и отвращение, стыд и презрение можно рассматривать как противоположности.

Рассматриваемая теория отвечает на вопрос о причинах возникновения эмоций и подходит к этому вопросу комплексно, называя в качестве основных детерми­нант эмоциональных переживаний следу­ющие основные факторы: 1) взаимоотно­шения субъекта с окружающей средой (восприятие); 2) индивидуальные процес­сы (память, воображение, образное мыш­ление, пантомимическая активность, де­ятельность эндокринной системы).




Описание Отрывок из учебного пособия "Психология 21 века" / Под ред В.Н. Дружинина. М., 2003. С. 472 - 476.
Рейтинг
0/5 на основе 0 голосов. Медианный рейтинг 0.
Просмотры 21424 просмотров. В среднем 4 просмотров в день.
Похожие статьи