О неопределенности понятий количественные и качественные методы в психологии: Psychology OnLine.Net

О неопределенности понятий количественные и качественные методы в психологии

О неопределенности понятий количественные и качественные методы в психологии
Добавлено
30.09.2014 (Правка 30.09.2014)

В статье представлены подходы к определению и классификации количественных и качественных методов. Обнаружены неточности и расхождения в интерпретации роли и места методов в московской и ленинградской школе. Терминологические неточности и различия в применении методов предложено рассматривать с точки зрения постнеклассической стадии науки как разные исследовательские стратегии. Такой подход, по мнению автора, способствует методологической рефлексии и исследованию психологии творчества психолога. Также, в статье очерчены тенденции и перспективы применения количественных и качественных методов в психологии.

On vagueness existing in the field of quantitative and qualitative methods definitions in psychology

The article presents different approaches to definition and classification quantitative and qualitative methods. The inaccuracies and differences were found in the interpretation of the role and place of methods in both Moscow and Leningrad School. The article proposes to treat definition inaccuracies and different application of this methods from the point of view of the postnonclassic stage in the development of psychology. According to the author, this approach encourages methodological reflection and research of the psychologist's creativity. The article also outlines trends and perspective of employing qualitative and quantitative methods in modern psychology.

Ни в одной из научных областей результаты конкретного исследования не зависят в такой степени прямо и непосредственно от исходных методологических посылок и используемых методических приемов, как в психологии.


Л.С. Выготский «Исторический смысл психологического кризиса» (1927).


Современная ситуация в психологии, трактуемая российским научным сообществом (В.А. Мазилов, Т.В. Корнилова, Д.С. Смирнов, В.М. Аллахвердов и др.) как кризис: «отсутствие общепсихологической теории, продолжающиеся попытки определения предмета психологии, а также проблема адекватного метода исследования» [1] – стимулирует как к методологической рефлексии, так и к поиску новых исследовательских решений.

С.Л. Рубинштейн, определяя методы как пути познания – «способы, посредством которых познается предмет науки» – отмечал, что «для последовательной и плодотворной реализации в психологии нашей методологии весьма существенно, чтобы она была осознанна и, будучи осознанной, не превращалась в форму, извне механически накладываемую на конкретное содержание науки». [2]

Нас будет интересовать, насколько осознаны исследователями пути познания в психологии, как они понимают и определяют количественные и качественные методы. Попутно, будут задеты темы места, содержания, назначения количественных и качественных методов, а также координат движения по этим путям познания в психологии.

В «Основах общей психологии» (1940) С.Л. Рубинштейн в качестве основных психологических методов обозначил наблюдение, эксперимент и приемы изучения продуктов деятельности [3]. Количественным методам, в данном перечне, места не нашлось. В.Н. Дружинин идеологическими факторами объясняет «нападки С.Л. Рубинштейна на психологическое измерение, в частности, на метод тестов» [4].

Вторая развернутая классификация методов психологического исследования, в 70-х гг. получившая распространение в отечественной психологии благодаря Б.Г. Ананьеву – классификация болгарского психолога Г.Д. Пирьова. Б.Г. Ананьев создавал классификацию, «которая соответствовала бы порядку операций в научном исследовании, определённому целостному циклу современного психологического исследования» [5]. Б.Г.Ананьевым выделил следующие группы методов: 1) организационные; 2) эмпирические; 3) обработки данных; 4) интерпретационные методы.

Заметим, что количественные и качественные методы были отнесены Б.Г.Ананьевым к неэмпирическим методам – обработки данных. Количественные были определены как математико-статистические приемы обработки психологической информации. Качественными – описание случаев, не только наиболее полно отражающих типы и варианты психических явлений, но и являющихся исключением или нарушением общих правил. [6]

Отличие в понимании места количественных и качественных методов у московской и ленинградской школы, закрепленное в классификации основателей, сохранено и у последователей.

Так, В.Н. Дружинин, представитель ярославской школы, через 20 лет, подверг классификацию Б.Г. Ананьева критике и предложил свою. В.Н. Дружинин посчитал «целесообразным по аналогии с другими нау­ками выделить в психологии 3 класса методов» (эмпирические, теоретические и интерпретационные). [7]

Место количественных и качественных методов в данной классификации отдельно не оговорено, но можно предположить, что В.Н. Дружинин размещает их в раздел эмпирических, что явно отличается от классификации Б.Г. Ананьева.

В.В. Никандров, из ленинградской школы психологов, взяв за основу классификацию Б.Г. Ананьева, существенно ее дополнил. Он отнес количественные и качественные методы к неэмпирическим, в соответствии с критерием «этапности пси­хологического процесса». Под неэмпирическими автор понимает «научно-исследова­тельские приемы психологической работы вне рамок контакта (непос­редственного или опосредованного) исследователя с объектом иссле­дования», т.е. методам обработки данных, наряду с организационными и интерпретационными. [8]

Явное противоречие данных классификаций заметно в ответе на критику В.Н. Дружинина. Не претендуя «на исчерпывающую полноту и строгую систематичность», согласившись «с несовершенством и дискуссионностью группировки эмпирических методов» В.В. Никандров настоял на дидактических достоинствах данной классификации, ее гибкости и открытости. [9]

Помимо отличий в классификациях С.Л. Рубинштейна и Б.Г. Ананьева, которые сохранились у последователей московской и ленинградской школы существуют терминологические разночтения в понимании количественных и качественных методов и собственно перечня этих методов.

В 1981 году в сборнике статей с характерным названием «Количественные методы в гуманитарных науках» Е. Ю. Артемьева предлагает классификацию «формальных методов в психологии» как числовых и нечисловых [10] и демонстрирует терминологическую неточность и отождествление, в понимании авторов и редакторов сборника, количественных и формальных методов (на использование термина «формальные методы», возможно, повлияла теория «формального метода» применявшаяся в филологии (Б.М. Эйхенбаум) и психологии (Л.С. Выготский) в Советской России в 20-30е гг.).

В работах В.В. Никандрова точное определение не дано ни качественным, ни количественным методам. Качественные методы определены функционально, с точки зрения результата: «позволяют выявить наиболее суще­ственные стороны изучаемых объектов, что дает возможность обобщать и систематизировать знания о них, а также постигать их сущность» [11]. К качественным методам автор относит: классификацию, типологизацию, сис­тематизацию, периодизацию, психологическую казуистику.

Термин количественные методы подменяется определением количественной обработки – «манипуляция с измеренными ха­рактеристиками изучаемого объекта (объектов), с его «объективизиро­ванными» во внешнем проявлении свойствами… реализуемая с помощью математико-статистических методов. Количественная обработка направлена в основном на формальное, внешнее изучение объекта». [12]

У этого же автора мы встретим употребление в качестве синонимов выражений: количественные методы, количественная обработка, количественное исследование. К основным количественным методам автор относит: методы первичной (табулирование, построение диаграмм, гистограмм, полигонов и кривых распределения) и вторичной (вычисление статистик) обработки; корреляционный, дисперсионный, факторный, регрессионный, таксономический анализ; шкалирование.

В.Н. Дружинин в разделе «Словарь» не дает определения количественным и качественным методам, но называет контент-анализ количественным методом, а семантический дифференциал методом количественного и качественного анализа; среди матемитико-статистических: дисперсионный и факторный анализ. [13]

Не добавляет ясности и программы университетских курсов. Например, «Методология, теория и методы психологических исследований» факультета психологии Гродненского ГУ (Беларусь), количественными методами психологического исследования указаны: «наблюдение, полевое исследование, опрос, полевой и лабораторный эксперимент». [14]

Также, можно встретить совместное употребление понятий квантивные и количественные методы, что скорее является последствием кальки с английского языка и служит для стилистического разнообразия. [15]

Проблема терминологической неточности обретает новое звучание, когда исследователи стремятся отнести количественные методы к таким научным разделам как «Психометрия» и «Математическая психология», в связи с их обособле­нием и перерастанием в самостоятельные дисциплины. Более того, дело запутывается многообразием трак­товок самой психометрической науки и ее предмета. Например, психо­метрия рассматривается в контексте психодиагностики: «часто тер­мины “психометрия” и “психологический эксперимент” употребляются как синонимы... очень популярно мнение, что психометрия — это ма­тематическая статистика с учетом специфики психологии... Устойчи­вое понимание психометрии: математический аппарат психодиагнос­тики... Психометрия — наука о применении в исследовании психичес­ких явлений математических моделей». [16]

Что касается математической психологии, то ее статус еще более расплывчат. «Содержание и структура математической психоло­гии еще не приобрели общепринятой формы, выбор и систематизация математико-психологических моделей и методов в какой-то мере про­извольны» [17] . Тем не менее, уже намечается тенденция поглоще­ния психометрии математической психологией. [18]

Подливают масла в огонь допускаемые психологами при количественном подходе отклонения от требований и стандартов статистических и экспериментальных методов – некорректное следование процедурам обработки и фиксации полученных статистических данных, и, отсюда, возникающие неточности интерпретации и ретрансляции. [19]

Приведенные выше наблюдения свидетельствуют о часто условном, интуитивном, имплицитном определении методов, понимании их назначения, следования процедурам сбора, обработки и интерпретации данных.

Сложившаяся классификационная и терминологическая неопределенность нуждается в разрешении. Большинство современных психологов условно делит все методы на два больших класса: количественные и качественные (В.А. Янчук [20], А.Ю. Чернов [21] и др.).

Отечественные методологи пошли по американскому пути решения через упрощение. При этом, в американской традиции, речь идет не о методах, а об исследованиях: «Количественные исследования (quantitative research) – вид исследования, при котором результаты исследования представляются в цифровом виде, обычно в форме описательных и выведенных логически данных» [22].

Этим смешением отечественной традиции классификации методов и американской – разделения на разные виды исследований, можно объяснить терминологическое смешение понятий метод и исследование.

При первом приближении, все просто, трудности начинаются с определением качественных исследований через противопоставление количественным: «Не так легко дать определение качественным исследованиям – указывает Дж. Гудвин – но можно отметить, что они часто включают сбор подробной информации с помощью опроса отдельных людей или фокус-групп, в их составе иногда проводятся подробные исследования конкретных случаев, а также фундаментальные исследования методом наблюдения. Объединяет эти виды качественных исследований то, что их результаты представляются не как статистические отчеты, а в виде обобщающего анализа проекта. Многие исследования соединяют количественный и качественный подходы» [23].

Коллеги Дж. Гудвина (А. Страус и Дж. Корбин) дают более четкое определение, подразумевая под качественным исследованием «любой вид исследования, в котором данные получаются нестатистическими или неколичественными способами». Далее они замечают: «Действительно, термин качественное исследование смущает, потому что может означать разные вещи для разных людей. Некоторые исследователи собирают данные посредством интервьюирования и наблюдений — эти техники обычно ассоциируются с качественными методами. Однако затем они кодируют эти данные способом, который позволяет анализировать их статистически. В сущности, представляют качественные данные в форме, удобной для количественного анализа. Заметьте, что мы имеем в виду не этот процесс, а нематематическую аналитическую процедуру, результаты которой происходят из данных, собранных различными способами (курсив наш – А.А.)» [24].

Здесь, в традициях классической науки, нам следовало бы сделать напрашивающийся вывод о подчиненности количественных методов качественным на стадии кодировки эмпирических качественных данных в статистическую форму и декодировки в виде последующей интерпретации результатов.

В отношении позиции зависимости количественных методов от качественной интерпретации психологи разделились на два лагеря. Среди противников укажем, например, А.Д. Наследова, разделяющего «традиционное убеждение», что психология «в любых ее приложениях – и практических, и теоретических, может развиваться только на основе количественных исследований, связывающих теорию и практику с фактами» [25] . Так же В.В. Никандров уверен, что «математика в психо­логии — это не инородное вкрапление, которое психологи вынуждены терпеть за отсутствием собственных точных формальных (а по возможности и «объек­тивных») способов описания и репрезентации психологической реальности. Это — естественный код организации мира и, соответственно, естественный язык описания этой организации… Надежды некоторых психологов на временный характер зависимости пси­хологии от математики — утопия». [26]

Среди сторонников назовем, например, Е.В. Сидоренко, трактующую соединение психологической проблематики с математическим анализом как «брак по принуждению или недоразумению», где психология – «невеста без приданного», вынужденная вступить в этот союз потому что «не смогла пока еще доказать, что строится на принципиально иных основах, нежели точные науки» [27]. Более аргументирована, на наш взгляд, точка зрения В.М. Аллахвердова – статистические методы в целом, не имеют ценности без содержательной интерпретации, которая в данных содержаться не может и должно всегда независимо проверяться [28].

Заметим, что в рамках классической науки, отстаивающей убеждения единства истинности, ищущей одного основания для классификации и настаивающей на понятийной точности – вряд ли возможно решить однозначно проблему соотношения количественных и качественных методов преодолеть ограниченность возможностей каждого.

Противоречие сглаживается с точки зрения неклассической науки – системе знаний и способов их получения основанной на представлениях, что сам процесс и продукты познания нельзя абстрагировать от процедур и средств (включая научные теории) их получения [29].

С позиции постнеклассической науки (добавляющей к идеалам неклассической науки требования учета ценностно-целевых установок ученого и его личности в целом) [30] дискурс переходит совсем в другую плоскость. Здесь, в понятии метода, значение смещается «со способа научного познания» на «познавательную позицию субъекта к объекту исследования» [31]. В фокусе оказывается психология творчества психолога.

Если выбор парадигмы исследователем состоит в том, «чтобы сознательно выводить ее из текущих мировоззренческих позиций, соглашаясь с тем, что другие ученые вольны выстраивать иную исследовательскую платформу» [32] – то объяснение выбора исследовательской стратегии (методов) будет предметом психологии творчества психолога.

Заметим, что за выбором ученым той или иной исследовательской стратегии в психологии стоит, во-первых, определенное понимание характера связи теоретической психологии с практикой, во-вторых, определенное решение проблемы предмета психологической науки. [33]

В этом свете выделенные А.Ю. Черновым направления развития теории метода: совершенствование традиционной эмпирической модели, критика эмпирической количественной модели, апробация и анализ альтернативных исследовательских моделей [34] могут быть рассмотрены как исследовательские стратегии, формирование которых обусловлено мировоззренческими и/или методологическими предпочтениями исследователя.

В обозначенных направлениях мы наблюдаем тяготение к качественным методам.

Пример совершенствования эмпирической модели и количественных методов, с ней связанных, мы встречаем у И.Г. Беспалько, который, для совершенствования факторного анализа, создал «модель пространственного факторного объединения» [35]. Таким образом, была сконструирована «модель», в рамках которой количественные методы, по средствам качественных, были адаптированы под предмет психологии.

Одним из мировоззренческих оснований первого направления исследователями выделена «извечная мечта психологов добиться таких же успехов в постижении закономерностей психической активности, каких добилось естествознание в изучении неживой природы». [36]

Ко второму направлению А.Ю. Чернов относит как исследования, полностью отвергающие эмпирическую модель («методологический анархизм» П. Фейрабенда, а также работы К. Гергена и Р. Фэррела [37]), так и стремящиеся компенсировать недостатки количественных методов комбинированием их с качественными (различные варианты триангуляции).

Среди последних выделяются работы В.А. Янчука по «методологической триангуляция и ее авторской модификации – интегративной эклектики путем триангуляции» [38]. При этом «качественный подход поставляет идеи, изучаемые в последующем посредством количественного подхода» [39]. При интерпретации результатов опять же применяют качественный подход.

Мировоззренческие истоки второго направления В.А. Янчук отслеживает в медленной «трансформации сознания психологов-профессионалов, специализирующихся на количественных методах, вооруженных инструментарием статистического анализа, что формирует естественные барьеры на пути переоценки ценностей». [40]

К третьему направлению - апробации и анализу альтернативных исследовательских моделей А.Ю. Чернов относит исследования, принимающие «в качестве основного качественный подход… [который] получает все большее признание в мировой науке, по крайней мере, в рамках дискуссий по проблематике методов психологических исследований». [41]

В русле третьего направления проведено исследование Е.Л. Доценко, который, в поисках методологического основания, обратился к герменевтике (или толкованию – согласно предпочтениям исследователя). Е.Л. Доценко разрабатывает собственную исследовательскую стратегию, по сумме положений примерно пересекающуюся с герменевтической (А. Бохнер, П. Рикёр), диалектической (М.С. Пул, Р.Д. Макфи) и субъект-субъектной (Г.А. Ковалев) прадигмами [42].

Мировоззренческая установка автора: «Прекратить борьбу с субъективностью исследователя в стремлении превратить его в измерительный прибор, и наоборот, желание наиболее полным образом применить ее уникальные возможности» [43].

Третье направление характеризует также ориентация на практику – применение в качестве критерия научности прагматического критерия истины. Эта «философия практики» носит название «коррекции путем проб и ошибок», и «имеет прямое от­ношение к проекту психотехнического знания, который отстаивает, в ча­стности, Ф.Е. Василюк» [44]. При внешней привлекательности данный критерий оценки эффективности метода встречает аргументированную критику: «эмпирия не указывает, что в ней нужно обобщить» [45].

Исследования, подобные этому, методологи относят к психотехническому направлению представленному, в основном, психологами-практиками, сводящими все дискуссии о методе к его эффективности в профессиональной деятельности [46].

Тяготение к качественным методам можно также объяснить рядом их преимуществ для психологии: стимулирование развития теории; ситуативный анализ социальных стимулов в зависимости от смыслов обстоятельств; целостный (холистический) анализ; анализ субъективных значений (смысла, «карты»), фиксируемых в языке; диалогичность и рефлективность (исследователь и участник совместно создают знание) [47].

В статье по столь широкой проблематике было задето множество тем, в завершении мы хотим обозначить наиболее существенные.

Во-первых, количественные методы, пришедшие в психологию, как условие признания этой науки в естественнонаучной традиции, не получили в рамках отечественной традиции однозначно строгого определения и классификации, что указывает на ситуацию методологического плюрализма.

Во-вторых, в традиции ленинградской школы количественные и качественные методы рассматриваются как неэмпирический этап исследования, т.е., скорее как методический прием, в то время как московская школа трактует эти методы как эмпирические, возводя их до статуса методологического подхода.

В-третьих, в обнаруженном терминологическом смешении понятий количественные, формальные, квантативные и математико-статистические, а также в совместном употреблении терминов метод, исследование и подход мы видим конвенционализм, сложившейся в психологическом сообществе, относительно определения количественных и качественных методов.

В-четвертых, результатам поиска конвенции в отношении определения количественных и качественных методов в современной психологии стало принятие заимствованного из американской традиции деления всех методов на количественные и качественные. Количественные методы (точнее, исследования) подразумевают измерение и выражение результатов в количественных показателях. Качественные рассматриваются как «неколичественные», «гуманитарные» исследования.

В-пятых, стремление однозначно определить место и соотношение количественных и качественных методов приводит скорее к подчинению количественных методов качественным, особенно на этапе кодировки эмпирических данных для математической обработки и декодировки (интерпретации). Противоречие снимает взгляд на методы с позиции неклассической науки и методологического плюрализма.

В-шестых, современную теорию метода характеризует уход от классификации методов на одном основании и строгом определении процедуры метода. В теории метода методологи выделяют три направления: совершенствование традиционной эмпирической модели, критика эмпирической количественной модели, апробация и анализ альтернативных исследовательских моделей. Каждое из направлений имеет свои методологические и мировоззренческие предпочтения.

В-седьмых, обнаружена тенденция тяготения к качественным методам исследователей, работающих в разных направлениях развития теории метода.

В качестве перспективы развития теории метода мы предполагаем исследовать мировоззренческие и методологические предпочтения психологов в соответствии с которыми производится выбор методов.

С этой целью мы предлагаем ввести конструкт исследовательской стратегии – как индивидуального выбора исследователем метода или сочетания методов в плане исследования в соответствии со своими предпочтениями (явно обозначенными исследователем или имплицитно присутствующими), ценностно-целевыми установками (выраженные в выборе научной парадигмы). Исследовательская стратегия, на наш взгляд, будет проявлять себя в отношении к предмету психологии, феноменам, цели научного исследования, характере ожидаемых знаний, способе установления истинности знаний, понимание связи теории с практикой.

Конструкт исследовательской стратегии, на наш взгляд, соответствует современной постнеклассической стадии науки (учет ценностно-целевых установок ученого и его личности в целом) и будет полезен в изучении психологии творчества психолога. Таким мы видим путь движения психологии, параллельный пройденному антропологией (стратегия понимания, рефлексивная стратегия, стратегия “другие голоса”) [48] и социологией (grounded theory, история жизни, автоэтнография) [49].

Список литературы

  1. Корнилова, Т.В. Методологические основы психологии [Текст] / Т.В. Корнилова, С.Д. Смирнов. – СПб.: «Питер», 2008. – 320 с. С. 137.
  2. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: «Питер», 2008. – 713 с. С. 38-39.
  3. Рубинштейн, С.Л. Основы общей психологии / С.Л. Рубинштейн. – СПб.: «Питер», 2008. – 713 с. С. 39-53.
  4. Дружинин, В.Н. Структура и логика психологического иссле­дования / В.Н. Дружинин. – М.: Институт психологии РАН, 1994. – 166 с. С. 9.
  5. Ананьев, Б.Г. Психология и проблемы человекознания / Б.Г. Ананьев. – М.: «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. – 384 с. С. 301.
  6. Ананьев, Б.Г. Психология и проблемы человекознания / Б.Г. Ананьев. – М.: «Институт практической психологии»; Воронеж: НПО «МОДЭК», 1996. – 384 с. С. 301-302.
  7. Дружинин, В.Н. Структура и логика… С. 11-12.
  8. Никандров, В.В. Неэмпирические методы психологии: Учеб. пособие / В.В. Никандров. — СПб.: «Речь», 2003. — 53 с. С. 6.
  9. Никандров, В.В. Экспериментальная психология / В.В. Никандров. – СПб.: «Речь», 2007. – 512 с. С. 96-97.
  10. Артемьева, Е.Ю. О некоторых путях формализации в психологии / Е. Ю. Артемьева // Количественные методы в гуманитарных науках / под ред. И.Д. Ковальченко. – М.: Изд-во Моск. ун.-та, 1981. – 208 с. С. 106-113.
  11. Никандров, В.В. Неэмпирические методы психологии… С. 38.
  12. Никандров, В.В. Неэмпирические методы психологии… С. 16.
  13. Дружинин, В.Н. Экспериментальная психология / В.Н. Дружинин. — СПб: «Питер», 2000. — 320 с. С. 309-314.
  14. Учебные курсы // Режим доступа: http://psf.grsu.by/ Fakultet/ work/studingplans, свободный. — Загл. с экрана. Проверено 24.08.2008.
  15. см., например: Манекин, Р.В. Компьютер и история философии [Текст] / Р.В. Манекин // История западноевропейской философии. Краткий указатель литературы, изданный на русском языке в период с 1987 по 1991 гг. – М.- Донецк, 1993. С. 4.
  16. Зароченцев, К.Д. Основы психометрии / К.Д. Зароченцев, А.Н. Худяков. СПб., 1996. – 324 с. С. 48.
  17. Суходольский, Г.В. Математическая психология / Г.В. Суходольский. – СПб., 1997. – 324 с. С. 5.
  18. Никандров, В.В. Экспериментальная психология… С. 111.
  19. Орехов, Л.И. О необходимости соответствия статистических и экспериментальных методов современным требованиям / Л.И. Орехов, Е.Л. Караваева. // Теория и практика физической культуры. – 2005. – №3. С. 46-49.
  20. Янчук, В.А. Постмодернистская социокультурно-детерминистская диалогическая перспектива метода психологического исследования / В.А. Янчук // Методология и история психологии. – 2007. - №1. С. 210.
  21. Чернов, А. Ю. Методологическое введение в проблему качественных методов / А.Ю. Чернов // Методология и история психологии. – 2007. - №1. С. 120.
  22. Гудвин, Д. Исследование в психологии: методы и планирование / Дж. Гудвин. — 3-е изд. — СПб.: «Питер», 2004. — 558 с. С. 376.
  23. Гудвин, Д. Исследование в психологии: методы и планирование / Дж. Гудвин. — 3-е изд. — СПб.: «Питер», 2004. — 558 с. С. 98.
  24. Страусс, А. Основы качественного исследования: обоснованная теория, процедуры и техники / А. Страус, Дж. Корбин. — М.: «Эдиториал УРСС», 2001. – 256 с. С. 16.
  25. Наследов, А.Д. Математические методы психологического исследования. Анализ и интерпретация данных / А.Д. Наследов. – СПб.: «Речь», 2004. – 392 с. С. 9.
  26. Никандров, В.В. Экспериментальная психология / В.В. Никандров. – СПб.: «Речь», 2007. – 512 с. С. 53.
  27. Сидоренко, Е.В. Методы математической обработки в психологии / Е.В. Сидоренко. – СПб., 1996. – 350 с. С. 5-6.
  28. Аллахвердов, В.М. Блеск и нищета эмпирической психологии (на пути к методологическому манифесту петербургских психологов) / В.М. Аллахвердов // Психология. – 2005. – № 1. С. 58-61.
  29. Степин, В.С. Теоретическое знание: Структура, историческая эволюция / В.С. Степин. – М., 2000. – 472 с. С. 381-410.
  30. Степин, В.С. Теоретическое знание: Структура, историческая эволюция / В.С. Степин. – М., 2000. – 472 с. 411-440.
  31. Дружинин, В.Н. Экспериментальная психология… С. 312.
  32. Доценко, Е.Л. Психология манипуляции: феномены, механизмы и зашита / Е.Л. Доценко. – М.: МГУ, 1997. – 344 с. С. 23.
  33. Чеснокова, А.Н. Проблема предмета психологии в трудах Л.С.Выготского [Электронный ресурс] / А.Н. Чеснокова: Дис. … канд. психол. наук.- М.: МГУ, 2001. – 158 с. С. 6-7.
  34. Чернов, А. Ю. Указ. соч. С. 121-128.
  35. Беспалько, И.Г. О некоторых неясных вопросах психологической интерпретации факторов в факторном анализе / И.Г. Беспалько // Психологический журнал. – Т. 8. – 1987. – №3. С. 138-157.
  36. Янчук, В.А. Постмодернистская социокультурно-детерминистская диалогическая перспектива метода психологического исследования / В.А. Янчук // Методология и история психологии. – 2007. - №1. С. 208.
  37. Чернов, А. Ю. Указ. соч. С. 122.
  38. Янчук, В.А. Методолого-психологические основания развития психологической науки в культурно-научной традиции постмодерна / В.А. Янчук // Белорусский психологический журнал. – 2004. – № 1. С. 3.
  39. Янчук, В.А. Постмодернистская социокультурно-детерминистская диалогическая перспектива метода психологического исследования / В.А. Янчук // Методология и история психологии. – 2007. - №1. С. 211.
  40. Янчук, В.А. Постмодернистская социокультурно-детерминистская диалогическая перспектива метода психологического исследования / В.А. Янчук // Методология и история психологии. – 2007. - №1. С. 212.
  41. Чернов, А. Ю. Указ. соч. С. 126.
  42. Чернов, А. Ю. Указ. соч. С. 26.
  43. Доценко, Е.Л. Указ. соч. С. 26.
  44. Бусыгина, Н.П. Научный статус качественных методов в психологии / Н.П. Бусыгина // Московский психотерапевтический журнал. - 2005. - №1. С. 26.
  45. Корнилова, Т.В. Методологические основы психологии… С. 129.
  46. Корнилова, Т.В. Методологические основы психологии… С. 126.
  47. Чернов, А. Ю. Указ. соч. С. 126-128.
  48. Рубел, П. Исследовательские стратегии в современной Американской культурной антропологии: от «писания» к «письму». / П. Рубел, М. Чегринец // Журнал социологиии социальной антропологии. – 1998. – т. 1. – Вып. 1. С. 123-154.
  49. Готлиб, А. С. Качественная методология социологического исследования: исследовательские стратегии, экзистенциальный потенциал / А.С. Готлиб: Дис. …д-ра социол. наук : 22.00.01 – Самара, 2005. – 402 с.


А.В. Антонов
Пермский государственный университет, 614990, Пермь, ул. Букирева, 15.




Описание В статье представлены подходы к определению и классификации количественных и качественных методов. Обнаружены неточности и расхождения в интерпретации роли и места методов в московской и ленинградской школе. Терминологические неточности и различия в применении методов предложено рассматривать с точки зрения постнеклассической стадии науки как разные исследовательские стратегии. Такой подход, по мнению автора, способствует методологической рефлексии и исследованию психологии творчества психолога. Также, в статье очерчены тенденции и перспективы применения количественных и качественных методов в психологии.
Рейтинг
4.5/5 на основе 2 голосов. Медианный рейтинг 4.
Просмотры 7326 просмотров. В среднем 3 просмотров в день.
Похожие статьи