Готовность к деятельности в психологии

Готовность к деятельности в психологии
Добавлено
07.10.2009 (Правка 07.10.2009)

В современной психологической науке скоплен довольно обширный теоретический и практический материал о проблеме готовности человека в разных видах деятельности. Определено множество сложившихся понятий готовности, выведено содержание, структура, основные параметры готовности и условия, влияющие на динамику, длительность и устойчивость ее проявлений. Готовностью занимались и разрабатывали идеи, связанные с ней, такие ученые как: М.И. Дьяченко, Ф.И. Иващенко, Л.А. Кандыбович, Я.Л. Коломенский, А.Т. Короткевич, И.Б. Котова, А.И. Кочетов, В.С. Мерлин, В.Н. Мясищев, Н.Д. Левитов, А.С. Нерсисян, А.Ц. Пуни, В.Н. Пушкин, К.К. Платонов, Д.Н. Узнадзе, П.Р. Чамата.

Готовность в прямом смысле означает два значения. Первое это согласие сделать что-нибудь, во втором же, как состояние, при котором все сделано, все готово для чего-нибудь.[1]

С нашей точки зрения, в первом определении речь идет о добровольном и осознанном решении, направленном на деятельность, во втором же определении используется как состояние, присутствие которого обеспечит выполнение решения.

Первоначальный обзор литературы по готовности единых результатов не дал, что свидетельствует о том, что целостного определения понятия готовности нет, потому что наличествует несколько течений его раскрытия.

Концентрируя проблематику готовности, которая рассматривается в различных аспектах, ставим задачу проанализировать литературу и придти к логическому выводу, объясняющему, что для нас будет готовность к деятельности.

«Термин (готовность) описывает тот факт, что организмы лучше приспособлены к ассоциированию определенных сочетаний стимулов и реакций».[2] Анализируя термин можно разъяснить, то, что сочетание стимулов и реакций могут предвещать опасность. Разберем это на примере запаха газа в квартире. В процессе социализации мы ассоциируем запах газа с опасностью. Итак, газ будет стимулом, а последствиями являются реакции. Имея дело с газом, в процессе жизни мы приспосабливаемся к определенным ситуациям, проецируя их в сознании, для того чтобы подготовить себя к определенным действиям.

Этот пример рассказал нам о наличии закона готовности. В зарубежной литературе он существует в комплексе законов научения Торндайка (Thorndike's laws of learning). Торндайк демонстрировал в исследовании те важнейшие операции в научении, которые описаны как постепенное усиление некоторых стимульно-реактивных связей, завязывавшихся поначалу чисто случайным образом, и в итоге обнаруживающихся успешными.

Закон готовности, в своем существе подтверждает факт существования и присутствия в информационных потребностях познавательной функции научения. Торндайк попытался сформулировать свою идею в квазиневрологических терминах, сообщив гипотезу о том, что нервная система должна настроиться или оказаться готовой для оперативного управления определенными связями.

«Закон готовности, или установки (англ. law of readiness): предварительная готовность к акту (в простейшем случае, стимул-реакция), повышает удовлетворение от его выполнения». [3].

В отечественной психологии термин используется преимущественно для обозначения осознанных готовностей личности к оценкам ситуации и поведению, обусловленных ее предшествующим опытом.

«Диспозиция (предиспозиция) - готовность, предрасположенность субъекта к поведенческому акту, действию, поступку или их последовательности». [4]

Предложенная В. А. Ядовым диспозиционная концепция заключается в характеристике социального поведения личности, в зависимости от состояний ее готовности к определенному способу действий. Концепция объединяет готовность личности с поведением в данной социальной ситуации и условиями предшествующей деятельности, в которых формируется стабильная склонность к осуществлению обусловленных потребностей субъекта в соответственных условиях.

Диспозиция личности это иерархически организованная система, вершина которой образует общую направленность интересов и систем ценностных ориентаций как продукт воздействия общих социальных условий. В середине иерархии – система общественных социальных установок на многообразные социальные объекты и ситуации. А нижний слой – ситуативные социальные установки как готовность к оценке и действию конкретных («микросоциальных») условий деятельности. Ведущим звеном диспозиции становится тот уровень, который особенно полно соответствует данным условиям и цели деятельности в данном моменте. [5]

Другим понятием и определением, трактующим готовность, является «Аттитюд (от франц. attitude – поза) — готовность к выполнению какого–либо действия».[6] Но это определение всего лишь синоним понятия установка, который мы сейчас проанализируем.

Установка как понятие раскрыта немецким психологом Л. Ланге 1888, она объясняет психологическое состояние предрасположенности субъекта к определенной активности в определенной ситуации.

Вследствии многочисленных экспериментальных исследований Д. Н. Узнадзе и его школой разработана общепсихологическая теория установки. Теория установки Узнадзе появилась и выработана как теория, описывающая одну из форм неосознаваемой нервной деятельности. Узнадзе объяснял явления восприятия, как отражения действительности в поведении живого существа. Постепенно становилось очевидным, что рассматриваемые теорией установки, факты и закономерности по своей природе общепсихологические. После чего теория установки стала претендовать на роль общепсихологической концепции.

Понятие «установка» следует рассматривать не как отношение, позицию к какому-либо предмету, явлению, человеку, а как диспозицию — готовность к определенному поведению в конкретной ситуации. Это понятие выражает конкретную связь между внутренним и внешним. Отражает эту ситуацию пример отрицательного аттитюда к какому-нибудь человеку. Но существует множество возможно даже исключающих друг друга установок по отношению к этому индивиду для различных конкретных ситуаций. Вспомним известный парадокс Ла Пьера, когда хозяин одной гостиницы, имея отрицательный аттитюд к китайцам, все же принимал их в своей гостинице. Таким образом, наличия какого-либо аттитюда недостаточно для того, чтобы имело место соответствующее ему поведение в данной конкретной ситуации, тогда как в подобном случае соответствующая установка непременно гарантирует свою реализацию (если только ситуация в ее психологическом смысле не изменена).[7]

Также Узнадзе в своей концепции выделяют разные виды установок, они реализуются двумя выделенными формами поведения: экстерогенным и интерогенным. К экстерогенным формам поведения относят познавательную и трудовую деятельность. К интерогенным относит игровую деятельность. Главными тезисами теории установки содержатся в том, что существуют разные формы психической активности. Главные из них будет установка и объективация. Объективация понимается как задержка или прекращение реализации имеющейся установки, приостановка соответствующей деятельности. Акт объективации включает в себя идентификацию того, что переживается сейчас, с тем, что переживалось только что перед этим, сознание их тождества, закрепляемого актом номинации в речи. [8]

Дальнейшее исследование вопроса о готовности приводит и заставляет вворачиваться к истокам в виде диспозиций и устойчивости, но в рамках различных направлений психологии продолжается разработка исследований готовности в различных аспектах. А в связи с нашим исследованием, которое непосредственно опирается на тему готовности к действиям, продолжим анализ уже непосредственно этого понятия.

Авторы многих теорий объясняют понятие готовность к деятельности через различные вариации своих школ и отраслей психологии как, например, военная психология готовность к деятельности определяет через боеготовность и так далее. Готовность к действию в рамках инженерной психологии модернизируется и приобретает несколько смысловых оттенков. Первое это - вооруженность оператора необходимыми для успешного выполнения действий знаниями, умениями, навыками. Второе это - готовность к экстренной реализации имеющейся программы действия в ответ на появление определенного сигнала. Третье это - согласие на решимость совершить какое-то действие.

Готовность к действию — состояние мобилизации всех психофизиологических систем человека, обеспечивающих эффективное выполнение определенных действий.

Состояние готовности к действию определяется соединением факторов, характеризующих разные уровни и стороны готовности. Физическую подготовленность, необходимую нейродинамическую обеспеченность действия, психологические условия готовности. В зависимости от условий выполнения действия ведущей может стать одна из этих сторон готовности к действию. [9]

Проанализировав труды многих авторов по проблеме готовности, реализованные различными учеными, мы пришли к выводу, что единого подхода к данному вопросу нет, но в отечественной психологии готовность к деятельности рассматривается в различных подходах, и самые распространенные это личностный и функциональный подход.

Личностной подход к готовности анализируется как проявление индивидуальных качеств личности и их целостности, которые обусловлены эффективным характером деятельности с высокой результативностью. Приверженцами использовавших личностный подход являются М.И.Дьяченко, Л.А.Кандыбович, Б.Г. Ананьев, В.А. Крутецкий, В.Д. Шадриков, А.А. Деркач и др.

У Б.Г. Ананьева есть понятие проявление способностей, которое основано на осознанном решении индивида к высокопродуктивной деятельности в определенной области труда, общественной жизни в виде проявившихся способностей.

Занимаясь исследованием вопроса готовности к педагогической деятельности, А.А. Деркач выводит понятия готовности как целостное проявление свойств личности, выделяя три компонента, и это познавательный, эмоциональный, мотивационный. По его мнению, развитие готовности означает организацию системы из накопленной общественной информации, отношений, поведений и тому подобной информации, которая, активизируясь, может снабдить индивида возможностью эффективно выполнять свои функции. [10]

Анализируя готовность, В.Д. Шадриков первичным ставил профессионализм индивида. Предположение сформировано на основе индивидуального опыта и практики, многообразных социальных отношений, процесса обучения и так далее. В результате вырабатывается готовность к деятельности как проявление способностей. [11]

В.А. Крутецкий предложил что «Ко времени поступления в школу ребенок уже, как правило, и физически, и психологически готов к обучению, подготовлен к новому важному периоду своей жизни, к выполнению многообразных требований» [12]. В цитате дается рассмотрение факта того что готовность больше, чем способности. Предлагал называть готовностью к деятельности все свойства личности.

М.И.Дьяченко, Л.А.Кандыбович, в своих исследованиях характеризуют готовность как психологический настрой на исполнение деятельности. Теория же строится на основании модифицирования поведения личности, при внутреннем настрое, который будет содействовать её активности, целенаправленности. [13] Анализируя готовность с такого подхода можно выделить несколько компонентов, показывающих сложное психическое образование. Первым и первичным как оно и есть будет познавательный процесс, который отражает основные края деятельности. Следующий компонент – эмоциональные свойства, которые неоднозначно влияют на человека, активируя его психологическую и физическую активность. Третьим мы считаем, будет волевой компонент, который оказывает содействие совершению затруднительных действий в процессе достижения цели.

Смысл функционального подхода выражается в предположении, что готовность рассматривается как определённое психическое состояние индивида.

В данном подходе готовность рассматривается во временном состоянии, точнее как кратковременное или долговременное, в этом преобладающим в данный момент состоянии активируются психические функции. Объясняется, как умение себя мобилизовать психически и физически. Сторонниками данного подхода были Ф.Генов, Е.П.Ильин, Н.Д. Левитов, Л.С.Нерсесян, В.Н.Пушкин В.Н.Пушкин, Д.Н.Узнадзе, А.Ц.Пуни, и другие.

А.Ц. Пуни в структуре готовности видит симптомокомплекс черт личности. В структуру входят воля, направленность интеллектуальных процессов, направленная наблюдательность, воображение, стенические эмоций, гибкое внимание, саморегуляция. Получается состояние, система личностных характеристик спортсменов, на фоне которых развертывается динамика психических процессов. [14]

Ф. Генов, рассматривая состояние спортсмена перед выступлением, обозначал его как «мобилизационную готовность», характеризуя психологическую готовность в виде «предупредительного состояния» как проецирования будущих событий [15]. Показателем готовности в ситуациях становится высокая стабильность деятельности в модельных условиях. Однако не стоит упускать из вида немодельные условия с множеством факторов, которые могут успешно воздействовать на личность.

Различные авторы трактуют готовность к деятельности в виде структуры или системы основании различных компонентов.

В.Н.Пушкин и Л.С.Нерсесян, предложили следующую структуру в виде компонентов готовности к профессиональной деятельности: первый – психическая направленность личности, второй – интегральный психофизиологический компонент, и третий компонент реализуется в виде структуры действий. [16]

Ю.М. Забродин в своей работе различает виды готовности, которые направлены на взаимодействие друг с другом. И это операциональный вид, который объясняется как организация и вырабатывание направлений профессиональной деятельности, сформированной психологической системой. Мотивационной вид предполагает формирование, которое за счет освоенных личностных ценностей и предпочтений преобразуется в систему профессиональных интересов и склонностей. Функциональный вид это генерализованное комплексное состояние человека с представлением на развитие психических функций. [17]

Л.А.Кандыбович и М.И.Дьяченко [13] выделяют структуру готовности к профессиональной деятельности в виде следующих компонентов:

  • Мотивационный, интерес к профессии, согласного отношения к профессиональной деятельности.
  • Ориентационный, профессионализм в своей работе.
  • Операционный, комплексный подход к профессиональной деятельности.
  • Волевой, самоконтроль себя в процессе профессиональной деятельности.
  • Оценочный, или рефлексивный.

Исследовав обширный материал готовности и готовности к деятельности, мы выяснили, что авторы рассматривающие готовность разделяли её еще на комплекс различных свойств и отношений личности, и на единое интегральное образование. После чего мы пришли к подведению итогов, что позволило нам предложить, что же для нас будет готовность к деятельности.

Подводя итог, не могу не обратить внимание на разногласность разных авторов, которые в одном отношении выделяли какой-то компонент готовности, а в другом нет. Считаю, что перечислять их позиции в отношении исследований будет не совсем правильно, так как уже выше не раз упоминалось, что авторы, учёные трудились каждый в своем направлении психологии, что и свидетельствует о индивидуальном подходе к вопросу готовности к деятельности.

Так, рассматривая готовность, мы остановились на основании того, что готовность находится в деятельности индивида. Потому что, следуя логике от первоначального к более продвинутому результату, получается что:

Готовность к действию раскрывается в отечественной психологии как установка, направленная на выполнение некого действия. А установка как было указано выше, следует рассматривать не как отношение, позицию к какому-либо предмету, явлению, человеку, а как диспозицию тоесть готовность к определенному поведению в конкретной ситуации. А диспозицию как готовность, предрасположенность субъекта к поведенческому акту, действию, поступку или их последовательности.

После краткого анализа мы склонны считать, что ходим вокруг и около по кругу возле одной сути, но с правом своего мнения.

Если рассматривать деятельность, то мы не сможем найти там не одного намека на готовность, хотя готовность можно напрямую поставить в структуру перед действием.

В итоге мы имеем один из самых старых подходов раскрытия готовности и это обозначения осознанных готовностей личности к оценкам ситуации и поведению, обусловленных ее предшествующим опытом.

© Колосов Михаил Борисович.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ:

Ожегов С.И. и Шведова Н.Ю. Толковый словарь русского языка: РАН. Институт русского языка им. В.В. Виноградова. 4-е изд., доп. М., 1999.

Психологический справочник Майк Кордуэлл пер с англ. К. С. Ткаченко. М. ФАИР - ПРЕСС. 2002

Шаповаленко И.В. Психология развития и возрастная психология. Гардарики, 2007 г

Словарь практического психолога/Сост. С.Ю. Головин. Минск, Харвест, 1998.

Саморегуляция и прогнозирование социального поведения личности /Под. ред. В.А. Ядова. Л.: Наука, 1979.

Психологический справочник ”Психология — идея, ученые, труды“

Общее учение об установке Узнадзе Д.Н. Психологические исследования. - М.: Наука, 1966.

Социальная психология. Учебное пособие. Под ред. Журавлева А.Л. 2002.

Словарь практического психолога/Сост. С.Ю. Головин. Минск, Харвест, 1998.

Деркач А.А. Акмеологические основы развития профессионала. М.; Воронеж, 2004.

Шадриков В.Д. Проблемы системогенеза профессиональной деятельности. М., 1982.

В.А.Крутецкий Психологические особенности младшего школьника.

Дьяченко М. И., Кандыбович Л. А. Психологические проблемы готовности к деятельности. – Минск: БГУ, 1976.

Пуни А.Ц. Психологическая подготовка к соревнованию в спорте. М., 1993.

Гогунов Е.Н., Мартьянов Б.И. Психология физического воспитания и спорта: М.: Издат «Академия», 2000

Нерсесян Л. С., Пушкин В. Н. Психологическая структура готовностиоператора к экстремальным действиям // Вопросы психологии. – 1969. – № 5. – С.24-31.

Забродин Ю.М. Очерки теории психологической регуляции поведения, М., 1997.




Описание В работе рассматриваются подходы различных авторов к проблеме готовности к деятельности. Проведен анализ, исходящий от первоначальной проблемы и приводящий к более эффективным результатам. В процессе работы разбираются понятия, определения и теории, которые содержат готовность в корне деятельности либо выходящие из неё.
Рейтинг
4/5 на основе 1 голосов. Медианный рейтинг 4.
Просмотры 36734 просмотров. В среднем 9 просмотров в день.
Похожие статьи