Почему некоторым людям нравится прыгать с парашютом?
Почему некоторым людям нравится прыгать с парашютом?
Добавлено
30.09.2007

Много лет назад психолог Кларк Халл предположил, что организм стремится минимизировать всякое напряжение и возбуждение: мы едим, чтобы уменьшить голод, уходим от громкого шума, чтобы избежать боли, и т.д. Однако можно привести множество примеров, в которых живые существа, в частности люди, стремятся к напряжению и возбуждению. Мы катаемся на «американских горках» и смотрим фильмы ужасов. Мы едим пищу настолько острую, что она причиняет боль. Некоторые из нас прыгают с парашютом, лазят по горам и бросаются головой вниз с мостов на резиновом канате. И популярность таких «экстремальных видов спорта» стремительно растет.

Почему? Почему люди (а также некоторые животные) активно ищут острых ощущений — включая и такие, которые для большинства из них являются действительно опасными? Одна из возможных причин кроется в том факте, что люди сильно различаются в своем отношении к «острым ситуациям». Некоторые обладают такой чертой, которую психологи называют охотой за стимуляцией — тенденцией к поиску разнообразных и новых ощущений, острых переживаний и приключений для того, чтобы избежать скуки.

Охота за стимуляцией обычно измеряется личностными тестами, которые содержат утверждения типа «Я бы хотела попробовать прыгнуть с парашютом», «Если бы я могла не тратить столько времени на сон» или «Иногда я люблю чудить, просто чтобы посмотреть, как это действует на других» <...>. Те, кто во многом соглашается с такими утверждениями, имеют высокий балл по шкале охоты за стимуляцией; те, кто не согла¬шается, имеют низкий балл.

Марвин Цукерман, разработавший эту шкалу, предоставил убеди¬тельные доказательства ее валидности. Люди, получающие высокие баллы по шкале, с большей вероятностью участвуют в «экстремальных видах спорта», становятся особенно беспокойными в условиях монотонии и ограниченности, меньше боятся змей, склонны водить машину быстрее, чем люди с низким баллом. Заключительная часть валидизации была сделана на основе исследований «стрикинга», популярного увлечения 1970-х годов, приверженцы которого скидывали одежду и потом на виду у всех бегали, ходили или ездили на велосипеде обнаженными. Когда студентов спрашивали, думали ли они заняться «стрикингом» (или уже занимались), их ответы показали значительную корреляцию с баллами по шкале «Охота за стимуляцией».

Зачем такие люди ищут острых ощущений? С точки зрения Цукермана, у охотников за стимуляцией наблюдается сильная реакция на новые стимулы в некоторых системах мозга, особенно в тех, которые содержат фермент моноаминовой окиси (МАО); сюда входят системы, где в качестве нейротрансмиттеров служат норадреналин (НА) и допамин. Одно из основных доказательств было получено им из исследования, в котором уровень НА в цереброспинальной жидкости связывался с показателями различных личностных тестов. Результаты показали отрицательную корреляцию: чем более выражена тенденция к охоте за стимуляцией, тем ниже уровень НА. Это соответствовало генеральной гипотезе Цукермана: если у человека низкий уровень НА, его норадреналиновые системы, возможно, слабофункциональны. В результате он испытывает недостаток стимуляции, что заставляет его искать опасности и риска, чтобы активировать выработку НА.

Другие исследователи сконцентрировали свое внимание на допамине — медиаторе, родственном НА. Они обнаружили, что люди, употребляющие наркотики, имеют такие же высокие баллы, как и охотники за стимуляцией, и предположили, что биологическим фундаментом в обоих случаях служат допамино-медиаторные системы мозга.

Стремление к острым ощущениям характерно для многих членов одной семьи, и некоторые исследователи предполагают, что существует генетическая предрасположенность к этому. Поэтому, когда две отдельные группы исследователей выделили ген, который, по их мнению, содержал информацию об определенном типе допаминовых рецепторов и одновременно был связан с охотой за стимуляцией, это вызвало бурную реакцию. Однако последующая попытка подтвердить это открытие была безуспешной, так что оно остается пока гипотетическим. Наконец, стоит сказать несколько слов об еще одной группе людей, известной своим стремлением к риску и опасности, — о подростках. Факты ясно говорят о том, что подростки регулярно участвуют в различного рода рискованных предприятиях, что отражается в более частых случаях аварий, арестах за мелкие правонарушения, заражении венерическими заболеваниями и т.д.

Что же заставляет подростков рисковать? Отнюдь не невежество. Данные свидетельствуют о том, что они полностью осознают риск, связанный с их поведением. Может быть, это чувство безнаказанности? Опросы показывают, что подростки обычно уверены, что каждый из них менее причастен, скажем, к аварии, чем другой. Однако у взрослых наблюдается такая же тенденция, поэтому это не может являться причиной различия между подростками и взрослыми <...>.

Одни ученые считают, что мы должны рассматривать стремление к риску среди подростков так же, как мы рассматриваем охоту за стимуляцией среди взрослых — в том смысле, что у подростков хронический дефицит стимуляции, вероятно, объясняется множеством обменных и гормональных изменений, происходящих в их организме. Чтобы компенсировать этот недостаток, они ищут дополнительного риска и острых ощущений.

Другие ученые опровергают это предположение, утверждая, что подростки стремятся к риску по другой причине: желая определить границы дозволенного в своем поведении, в своей социальной роли и в своей жизни вообще.

Вообще, в основе человеческого стремления к острым ощущениям лежит несколько разных механизмов. Некоторые люди (охотники за стимуляцией) жаждут сенсации и ищут новых и опасных ситуаций, чтобы утолить свою жажду. Другие, вероятно, недооценивают реальный риск, связанный с их .поведением, и в результате действуют опрометчиво. Остальные, возможно, и понимают, что сильно рискуют, но тем не менее хотят испытать свои возможности. Так или иначе, но нет никакого сомнения в том, что мы, так же как и животные, не стремимся к какому-либо снижению мотивации или минимизации возбуждения, о которых говорил Халл много лет назад. <...>





Описание Много лет назад психолог Кларк Халл предположил, что организм стремится минимизировать всякое напряжение и возбуждение: мы едим, чтобы уменьшить голод, уходим от громкого шума, чтобы избежать боли, и т.д. Однако можно привести множество примеров, в которых живые существа, в частности люди, стремятся к напряжению и возбуждению. Мы катаемся на «американских горках» и смотрим фильмы ужасов. Мы едим пищу настолько острую, что она причиняет боль. Некоторые из нас прыгают с парашютом, лазят по горам и бросаются головой вниз с мостов на резиновом канате. И популярность таких «экстремальных видов спорта» стремительно растет. [Глейтман Г., ФридлундА., Райсберг Д. Основы психологии. СПб;: Речь, 2001. С. 117-119]
Рейтинг
4.6/5 на основе 5 голосов. Медианный рейтинг .
Теги ,
Просмотры 5085 просмотров. В среднем 1 просмотров в день.
Похожие статьи

Предыдущая статья | Следующая статья