Е.Е. Соколова. Трудности определения предмета психологической науки

Е.Е. Соколова. Трудности определения предмета психологической науки
Добавлено
09.01.2009

Любой учебник по основам какой-либо науки начинается обыч­но с определения ее предмета. Но по отношению к психологиче­ской науке дать такое определение крайне сложно по следующим причинам.

Во-первых, предмет любой науки не дан (задан) исследовате­лю раз и навсегда, а меняется с развитием науки. На протяжении своего исторического пути психологическая наука также изменя­ла свой предмет, однако — в отличие от многих иных дисцип­лин — так и не достигла стадии более или менее общепринятого решения этого вопроса. Одни психологи на вопрос о предмете психологии отвечают, что это душа, другие говорят, что психо­логия изучает явления и функции (акты) сознания, третьи — по­ведение, четвертые — деятельность и т.д.1. Таким образом, совре­менная психология развивается в условиях крайнего плюрализма точек зрения на решение как проблемы предмета исследования, так и других фундаментальных вопросов, и пока психологи не создали единой общепсихологической теории, способной охва­тить своими объяснениями все изучаемые в психологии феноме­ны и соединить в целостную непротиворечивую систему все имеющиеся в ней подходы и точки зрения (многие психологи сомневаются в том, что такое вообще возможно).

Во-вторых, психологическая наука — одна из самых сложных наук вообще. «Ни в одной науке, — писал известный оте­чественный психолог Лев Семенович Выготский (1896—1934), — нет стольких трудностей, неразрешимых контроверз, соединения различного в одном, как в психологии. Предмет психологии — са­мый трудный из всего, что есть в мире, наименее поддающийся изучению; спо­соб ее познания должен быть полон осо­бых ухищрений и предосторожностей, чтобы дать то, чего от него ждут» [17, 4/7]2. Широко известны также слова А.Эйнштейна о том, что решение физических проблем — это дет­ская игра по сравнению с научно-психологическими исследова­ниями детской игры.

В-третьих, психология находится в тесной взаимосвязи едва ли не со всеми иными науками о природе, обществе и человеке, и поэтому всегда имеется опасность подмены собственно психо­логического исследования физиологическим, социологическим и т.д., что в конечном счете может привести психологию к утрате собственного предмета. В истории психологии неоднократно встре­чались попытки подобного рода, и поэтому психологическая на­ука должна четко отграничивать свой предмет от предмета другой науки, даже если объекты этих наук совпадают3.

Поэтому, отложив на некоторое время определение предмета (и объекта) психологической науки, дадим пока лишь расшиф­ровку термина «психология». Его можно буквально перевести как «наука о душе» (от древнегреч. psyche — душа, logos — разумное сло­во, наука). Авторами этого термина, зафиксировавшего истори­чески первое представление о предмете психологии, историки психологии называют немецких схоластов Р. Гоклениуса и О. Кас-смана [33]. Самым интересным является то, что в тот момент, когда этот термин появился (1590 г.), психология как наука уже встала перед необходимостью уйти от сложившегося ранее понимания психологии как учения о душе и начать эмпирически (т.е. опытным путем) изучать явления сознания. В XVII в. воз­никла эмпирическая психология как наука о явлениях созна­ния.

Впоследствии новых определений предмета психологии было много, но неизменным оставалось одно — название науки, кото­рое фиксировало преемственность в развитии научно-психоло­гического знания. Тем же исследователям, которые хотели отка­заться от термина «психология» по причине изменения предмета психологической науки, Л.С.Выготский отвечал: «Мы не хотим быть Иванами, не помнящими родства; ...мы не хотим получить от истории чистенькое и плоское имя; мы хотим имя, на которое осела пыль веков... Мы должны рассматривать себя в связи и в отношении с прежним; даже отрицая его, мы опираемся на него» [17, 428]. Кстати говоря, неизменность названия науки, несмотря на изменения ее предмета, может означать также и то, что все ее представители так или иначе изучают с разных сторон одну и ту же реальность, выступающую объектом психологии (и некоторых других наук).

А вот какова природа данной реальности — это вопрос, кото­рый, как и проблема определения предмета исследования, отно­сится к наиболее сложным проблемам психологической науки. В русском языке сложилась традиция использовать для обозначе­ния этой реальности то же слово, что и для науки, ее изучаю­щей, — «психология». Так, к примеру, говорят о детской психо­логии или психологии подростка, имея в виду очень разные по сути явления: и особенности восприятия ребенком мира, и спе­цифику его мышления, и способы поведения в разных ситуаци­ях, и его изобразительное творчество и многое другое. Возмож­но, для решения каких-то житейских или практических задач эта неопределенность не имеет значения, но для психологиче­ской науки требуются строгие определения объекта и предмета психологии и соотнесение друг с другом родственных, но не тождественных понятий «психология», «психика», «поведение» и др. Чтобы приблизиться к решению этой сложной задачи, пред­ставим сначала те явления, которые попадали в поле зрения людей, называвших себя психологами, в разные годы и в различ­ных школах (этому будет посвящен следующий параграф данной главы).




  1. Ниже мы определим все указанные понятия.
  2. Это же слово имеет и другие значения; чаще всего им называется философ­ское направление XX в., создателем которого был немецкий философ Э.Гус­серль.
  3. Здесь мы даем самое распространенное (главным образом, в естественных науках и в обыденной жизни) определение понятий «объективное» и «субъек­тивное»; существуют и иные определения этих понятий (см. ниже).




Описание Трудности определения предмета психологии • Плюрализм под­ходов к решению данной проблемы в современной психологии [Общая психология: в 7 т. / под ред. Б.С. Братуся. Том 1. Соколова Е.Е. Введение в психологию. М., 2007. С. 10-12]
Рейтинг
0/5 на основе 0 голосов. Медианный рейтинг 0.
Просмотры 13125 просмотров. В среднем 3 просмотров в день.
Похожие статьи