Я. Стреляу. О темпераменте с точки зрения высшей нервной деятельности

Я. Стреляу. О темпераменте с точки зрения высшей нервной деятельности
Добавлено
20.10.2008

И. П. Павлов и его сотрудники, изучая условно-рефлекторные реакции собак, часто обращали внима­ние на индивидуальные различия в их поведении. Эти различия проявлялись прежде всего в таких аспектах поведения, как скорость и точность обра­зования условных реакций — положительных и тор­мозных,— их интенсивность, способность к адекват­ному реагированию на изменения раздражителей, общее поведение в экспериментальной ситуации и т. п. Утверждая наличие определенной закономерности в появлении индивидуальных различий, И. П. Павлов выдвинул гипотезу о том, что они не могут быть объяснены исключительно разнообразием экспери­ментальных ситуаций и что в их основе лежат неко­торые фундаментальные свойства нервных процес­сов — возбуждения и торможения. К этим свойствам относятся: сила возбуждения и торможения, их уравновешенность и подвижность.

И. П. Павлов различал силу процесса возбужде­ния и силу процесса торможения, считая их двумя независимыми свойствами нервной системы. Сила процесса возбуждения, в которой он видел наиболее важную характеристику нервной системы, отражает работоспособность нервной клетки. Она проявляется прежде всего в функциональной выносливости, то есть в способности выдерживать длительное или кратковременное, но сильное воз­буждение, не переходя в состояние охранительного торможения1. Мерой силы процесса возбуждения яв­ляется способ реагирования на сильные, продолжи­тельные или часто повторяющиеся раздражители.

Силу процесса возбуждения, по И. П. Павлову, нужно понимать как свойство именно нервной сис­темы, а не процесса или актуального состояния этой системы, как следовало бы из самого понятия «процесс». Сила «процесса возбуждения», понимае­мого как текущее состояние нервных клеток (в даль­нейшем мы будем говорить не о силе, а об интенсив­ности возбуждения), зависит от трех факторов: во-первых, от силы раздражителя, вызывающего данное возбуждение; во-вторых, от актуального состояния коры мозга, то есть от ее тонуса или уровня активации, а также, в-третьих, от свойств нервной системы, определяющих индивидуальные различия в интенсивности процесса возбуждения, вызванного раздражителем одинаковой силы и на фоне равного тонуса коры мозга. Именно этот третий фактор, образующий отличительную особенность нервной системы и в то же время определяющий интенсивность возбуждения, является тем, что И. П. Павлов назвал силой процесса возбуждения, или силой нервной системы по отношению к возбуждению.

Между интенсивностью процесса возбуждения (как состояния активации) и силой возбуждения (по­нимаемой как свойство нервной системы) существует обратная зависимость. При прочих равных условиях чем сильнее нервная система (чем больше ее выносли­вость при воздействии сильных или длительных раздражителей), тем слабее процесс возбуждения (как состояние коры мозга), и наоборот. Слабость (небольшая сила) нервной системы выступает как условие большой интенсивности процесса возбужде­ния, вызванного тем же раздражителем. Понимание этой зависимости весьма важно, поскольку употреб­ление понятия «сила процесса возбуждения» без уточнения того, о чем идет речь: об определенном свойстве нервной системы или об актуальном состоя­нии этой системы,— может в рамках типологии Пав­лова приводить к различным недоразумениям. Чтобы избежать их, мы в дальнейшем будем употреб­лять понятия силы процесса возбуждения и силы нервной системы (по отношению к возбуждению) как взаимозаменяемые, истолковывая их как свойст­во нервной системы. Характеризуя же процесс воз­буждения как текущее состояние, мы будем исполь­зовать такие определения, как интенсивное (неинтен­сивное) возбуждение, состояние возбуждения или уровень активации.

Сила процесса торможения, выполняю­щая в типологии Павлова скорее второстепенную роль, понимается как функциональная работоспо­собность нервной системы при реализации торможе­ния, причем речь идет об условном, выработанном в результате обучения торможении, в отличие от безусловного торможения. Взгляды Павлова отно­сительно силы процесса торможения не были точны и последовательны2, что, вероятно, было причиной сравнительно небольшого числа исследований этого свойства нервной системы. Как правило, ее пытались определять лишь тогда, когда возникала необхо­димость охарактеризовать индивида с точки зрения уравновешенности нервных процессов по их силе.

Сила процесса торможения проявляется в способ­ности к образованию различных тормозных условных реакций, таких, как угасание, дифференцировка или запаздывание. Сущность процесса торможения еще не полностью выяснена, однако, рассматривая это яв­ление с точки зрения поведения индивида, можно сказать, что сила процесса торможения всегда прояв­ляется там, где имеют место запреты, воздержание от определенных действий или отсрочка реакции. Чем адекватнее реакция в таких ситуациях, тем большей выносливостью относительно торможения обладает нервная система и, таким образом, тем сильнее процесс торможения3.

В жизни людей часто возникает необходимость торможения сильных возбуждений, чтобы осущест­вить реакции на другие интенсивные раздражители окружающей среды, «и нервные клетки должны выносить эти чрезвычайные напряжения своей дея­тельности. Отсюда же вытекает и важность равнове­сия, равенства силы обоих нервных процессов»4. Говоря об уравновешенности нервных процессов, И. П. Павлов имел в виду равновесие процессов возбуждения и торможения.

Отношение силы обоих процессов решает, является ли данный индивид уравновешенным или неуравновешенным, когда сила одного процесса превосходит силу дру­гого. Чтобы определить уравновешенность нервных процессов, И. П. Павлов сравнивал результаты исследований силы процесса возбуждения с резуль­татами опытов по определению силы процесса тор­можения.

Позднее других было открыто третье свойство нервной системы, каковым, по Павлову, является подвижность нервных процессов. Сущность под­вижности, считал он, состоит в быстроте перехода одного нервного процесса в другой, «оба процесса должны, так сказать, поспевать за этими колеба­ниями, т. е. должны обладать высокой подвижностью, способностью быстро, по требованию внешних усло­вий, уступать место, давать преимущество одному раздражению перед другим, раздражению перед торможением и обратно»5.

Подвижность нервных процессов проявляется в способности к изменению поведения в соответствии с изменяющимися стимульными ситуациями (услови­ями жизни). Поэтому мерой этого свойства нервной системы является быстрота перехода от одного действия к другому, от пассивного состояния к ак­тивному, и наоборот. Противоположностью подвиж­ности является инертность нервных процессов. Нерв­ная система тем более инертна, чем больше времени или усилий требуется, чтобы перейти от одного процесса к другому. По мнению И. П. Павлова, нарушения подвижности нервных процессов могут приводить либо к патологической инертности, либо к патологической неустойчивости. Это как бы крайние полюсы подвижности нервной системы.

Указанные свойства нервных процессов образуют определенные системы, комбинации; таким образом, получается так называемый тип нервной сис­темы, или тип высшей нервной деятельности. Он складывается из характерной для отдельных инди­видов совокупности основных свойств нервной сис­темы — силы, уравновешенности и подвижности про­цессов возбуждения и торможения. И. П. Павлов выделил четыре основных типа нервной системы, близких к традиционной типологии Гиппократа — Галена. В своей типологии он основывался прежде всего на силе нервных процессов, различая сильные и слабые типы. Дальнейшим основанием деления служит уравновешенность нервных процессов, но только для сильных типов, которые делятся на уравновешенных и неуравновешенных, причем не­уравновешенный тип характеризуется преобладани­ем возбуждения над торможением. Наконец, сильные уравновешенные типы делятся на подвижных и инертных, когда основанием деления является подвижность нервных процессов. На рис. 5 представлена схема, иллюстрирующая павловское деление на четыре типа нервной системы.


Рис. 5 Типы нервной системы по И. П. Павлову


Выделенные И. П. Павловым типы нервной сис­темы не только по своему числу, но и по основным характеристикам соответствуют четырем классичес­ким типам темперамента. Сравнивая свои типы нервной системы с типологией Гиппократа — Галена, великий русский физиолог описывает их следующим образом:

1. Сильный, уравновешенный, по­движный тип — сангвиник. Его нервная систе­ма отличается большой силой нервных процессов, их равновесием и значительной подвижностью. Поэтому сангвиник — человек быстрый, легко приспосабливающийся к изменчивым условиям жизни. Его харак­теризует высокая сопротивляемость трудностям жизни.

2. Сильный, уравновешенный, инерт­ный тип — флегматик. Его нервная система также характеризуется значительной силой и равновесием нервных процессов наряду с малой подвижностью. Будучи с точки зрения подвижности противополож­ностью сангвиника, флегматик реагирует спокойно и медленно, не склонен к перемене своего окружения; подобно сангвинику, хорошо сопротивляется сильным и продолжительным раздражителям.

3. Сильный, неуравновешенный тип с преобладанием возбуждения — холерик. Его нервная система характеризуется, помимо боль­шой силы, преобладанием возбуждения над тормо­жением. Отличается большой яшзненной энергией, но ему не хватает самообладания; он вспыльчив и несдержан.

4. Слабый тип — меланхолик. Люди, относя­щиеся к этому типу, характеризуются слабостью как процесса возбуждения, так и торможения, плохо сопротивляются воздействию сильных положитель­ных и тормозных стимулов. Поэтому меланхолики часто пассивны, заторможены. Для них воздействие сильных раздражителей может стать источником различных нарушений поведения.

Мы видим, что И. П. Павлов не занимался меха­нической классификацией типов с точки зрения воз­можных комбинаций трех названных свойств нерв­ной системы, в результате которых, как он писал, следовало бы выделить по крайней мере 24 типа. Названные И. П. Павловым типы обоснованы много­летними исследованиями поведения собак в естест­венных и лабораторных условиях, а также продол­жительными наблюдениями за поведением людей.

И. П. Павлов понимал тип нервной системы как врожденный, относительно слабо подверженный из­менениям под воздействием окружения и воспита­ния. Он называл его генотипом, что не согла­суется с принятым значением этого термина6 и было причиной многих недоразумений. По мнению Павло­ва, свойства нервной системы образуют физиоло­гическую основу темперамента, который является не чем иным, как психическим проявлением общего типа нервной системы. В другом месте И. П. Павлов подчеркивает, что типы нервной системы, установлен­ные в исследованиях на животных, могут быть распространены и на людей: «Очевидно, эти типы есть то, что мы называем у людей темпераментами»7. Отсюда следует, что между типом нервной системы и темпераментом в принципе можно по­ставить знак равенства. Позицию И. П. Павлова по этому вопросу, которую сам он однозначно не опре­делил, можно понимать следующим образом.

Нашему наблюдению доступны не физиологичес­кие процессы, поддающиеся исследованию только в лабораториях, а поведение, конкретная деятель­ность индивида. Некоторые формы поведения, часто более или менее скрытые, зависят от основных свойств нервной системы, отражая силу, уравновешенность и подвижность нервных процессов данного индивида. Согласно И. П. Павлову, именно те аспекты поведе­ния, в которых проявляются свойства нервных кле­ток, составляют темперамент. Тип нервной систе­мы — это понятие, которым оперирует физиолог, пси­холог же пользуется термином «темперамент». В сущ­ности, однако, это два аспекта одного и того же явле­ния, рассматриваемого, с одной стороны, с точки зре­ния физиологии, а с другой — с точки зрения поведе­ния. Именно в этом смысле можно вслед за И. П. Пав­ловым сказать, что темперамент человека есть не что иное, как психическое проявление типа нервной системы.
Типология И. П. Павлова стала источником огромного числа опытов и исследований в этой облас­ти. Многие физиологи и психологи, продолжая работу И. П. Павлова, проводили дальнейшие иссле­дования на животных, распространяя их на другие виды, например мышей, крыс и некоторые породы домашних животных. Эти исследования проводились в основном в Колтушах (в честь И. П. Павлова пере­именованных в Павлово) под Ленинградом под руко­водством П. С. Купалова, В. К. Красуского и В. К. Фе­дорова. Многие результаты этих исследований, неза­висимо от их теоретического значения, были исполь­зованы также для оптимизации животноводства.

Некоторые ученики И. П. Павлова предприняли попытки перенести его типологию на людей. Эти исследования проводились только с детьми, о чем более подробно мы расскажем в заключение этой главы.

Наконец, в 50-х гг. нашего столетия были пред­приняты широкие лабораторные исследования со взрослыми людьми. В результате этих исследований, проводившихся в основном под руководством Б. М. Теплова, В. Д. Небылицына и В. С. Мерлина, типология И. П. Павлова была дополнена новыми элементами, были разработаны многочисленные приемы исследования свойств нервной системы у че­ловека. Кроме того, была показана пригодность этой типологии не только для описания поведения инди­видов — чем ограничивались почти все предшествую­щие типологии, — но прежде всего для понимания значения индивидуальных особенностей темперамен­та в человеческой деятельности, о чем пойдет речь в главе «Значение свойств темперамента для дея­тельности».

Б. М. Теплов и В. Д. Небылицын, проводя со своими сотрудниками экспериментальные исследова­ния, направленные на раскрытие понятия силы нервных процессов, пришли к убеждению, что между силой нервной системы по отношению к возбужде­нию, понимаемой как работоспособность, и чувстви­тельностью существует тесная связь. Силу (работоспособность) нервных клеток и их чувствительность можно рассматривать как две стороны одного и того же свойства нервного процесса. Оно выражается в реакции на силу раздражителя. Это важное свойст­во возбудимой ткани соединяет в себе как бы два неразрывно связанных полюса одного и того же явления. Эту зависимость авторы выражают следую­щей формулой:

R/r = const,


где R — работоспособность (так называемый верхний порог реакции), а r — раздражимость, чувствитель­ность (нижний порог реакции).

Чем выше верхний порог реакции, то есть чем больше сила раздражителя, на который адекватно реагирует данная нервная система, тем сильнее у нее процесс возбуждения, и наоборот. С другой стороны, чем более чувствительна нервная система индивида(чем ниже порог чувствительности), тем слабее про­цесс возбуждения и, значит, тем ниже работоспособ­ность ее нервных клеток. Поэтому сила нервной сис­темы, которая, по Павлову, понималась главным образом как работоспособность, в исследованиях Б. М. Теплова и В. Д. Небылицына становится двух­полюсным качеством, которое может быть охаракте­ризовано с точки зрения не только работоспособности, но и чувствительности нервной системы.

Б. М. Теплов, анализируя понятие подвижности нервных процессов, на основании некоторых данных, полученных в его лаборатории, пришел к убеждению, что подвижность в павловском понимании предпола­гает два независимых свойства, охватывающих вре­менную характеристику поведения. Одно из них — подвижность в узком смысле — это способность нервного процесса переходить из одного состояния в другое. Его мерой является быстрота преобразова­ния сигнального значения пары раздражителей или положительного раздражителя в тормозный и наобо­рот. Это так называемая переделка сигнального зна­чения пары стимулов, являющаяся классическим по­казателем подвижности нервных процессов. Именно так понимал подвижность И. П. Павлов.

Вторым свойством, связанным с временной харак­теристикой работы нервной системы, является ско­рость возникновения и прекращения нервных процес­сов. Б. М. Теплов назвал его лабильностью нерв­ной системы. Эксперименты с применением несколь­ких десятков показателей подвижности в широком смысле показали, что между подвижностью, пони­маемой как скорость возникновения и прекращения нервных процессов (лабильностью), и подвижностью, понимаемой как скорость смены процессов противо­положного знака, нет никакой зависимости, то есть эти два свойства независимы друг от друга.

Таким образом, кроме трех классических, были выделены также и новые свойства нервной системы. Позднее, анализируя результаты ряда исследований, Б. М. Теплов и В. Д. Небылицын пришли к выводу, что существует еще одно свойство, которое они назва­ли динамичностью нервных процессов. Его сущность составляют легкость и быстрота генерации нервной системой процессов возбуждения и торможе­ния при выработке условных реакций. Основными показателями этого свойства являются скорость образования положительных (динамичность возбуж­дения) и тормозных (динамичность торможения) условных рефлексов. Однако ввиду противоречивых данных относительно независимости этого свойства от остальных свойств нервной системы, главным образом от силы нервных процессов, существование динамичности как самостоятельного свойства оста­ется проблематичным и требует дальнейших иссле­дований.

В литературе встречаются также попытки выде­ления способности к большей или мень­шей концентрации нервных процессов как независимого от других свойства нервной системы. Ее мерой является так называемый порог дифферен­циальной чувствительности, или различимости, кото­рый обычно определяется минимальным различием двух стимулов, необходимым для того, чтобы они были восприняты как два различных сигнала. Осно­ванием для того, чтобы считать это свойство неза­висимым от других свойств нервной системы, стал тот факт, что величина порога абсолютной чувстви­тельности (или раздражимости) не коррелирует с величиной порога различительной чувствительности (способностью к концентрации). Аргументы в пользу независимости этого фактора выглядят весьма сомни­тельными, поскольку нет убедительных доводов, чтобы считать порог дифференциальной чувстви­тельности показателем концентрации нервных процессов.

Исследования основных свойств нервной системы привели ученых к убеждению, что уравновешенность нервных процессов не является отдельным, самостоя­тельным свойством нервной системы. Она имеет более широкое и общее значение, чем то, какое ей до сих пор придавалось, а именно: уравновешенность явля­ется общим принципом классификации нервных про­цессов (возбуждения и торможения) с точки зрения отдельных свойств нервной системы. Поэтому понятие уравновешенности относится не только к силе про­цессов возбуждения и торможения, как учил И. П. Павлов, но и к подвижности и динамичности этих процессов. Наиболее интересные суждения по этому вопросу были высказаны В. Д. Небылицыным, который утверждал, что полная программа исследо­ваний основных свойств нервной системы предпола­гает получение девяти8 показателей, шесть из кото­рых он считает фундаментальными. Это индивиду­альные индексы по силе, подвижности и динамичнос­ти отдельно для процесса возбуждения и для процес­са торможения. Остальные три свойства, будучи вто­ричными, касаются уравновешенности процессов воз­буждения и торможения по силе, подвижности и динамичности9.

По мере накопления фактов исследователи прида­ют все меньшее значение типам нервной системы, тем более их магическому числу «четыре», фигури­рующему почти во всех работах И. П. Павлова о темпераменте. Прежде всего подчеркивается значе­ние исследований отдельных фундаментальных свойств нервной системы, в то время как проблема разделения на типы отступает на второй план. По­скольку типы образуются из комбинаций указанных свойств, лишь более глубокое познание последних может обеспечить понимание и осуществление пра­вильной типологии.

В этой книге нас интересует прежде всего приме­нение типологии Павлова к детям. Здесь следует упомянуть об исследованиях, проводившихся двумя учениками и близкими сотрудниками И. П. Павлова: А. Г. Ивановым-Смоленским и Н. И. Красногорским.

А. Г. Иванов-Смоленский вместе со своими со­трудниками проводил исследования высшей нервной деятельности детей дошкольного и школьного возрас­та, применяя так называемую двигательную мето­дику (контролируемой реакцией ребенка было нажа­тие на резиновую грушу) в разных ее вариантах. Во многих опытах эта методика сочеталась с реги­страцией дыхания и пульса, что позволяло одно­временно изучать образование не только внешне-двигательных, но и вегетативных условных связей. Для младших детей применялись специальные ва­рианты двигательной методики с пищевым и ориентировочно-исследовательским подкреплением. На всех уровнях развития, в особенности у детей сред­него и старшего школьного возраста, использовалась речедвигательная методика, известная как мето­дика Иванова-Смоленского.

Эта методика состоит в том, что вместо безуслов­ного раздражителя, подкрепляющего определенную реакцию (в данном случае двигательную), исполь­зуется словесный стимул в форме приказа «Нажми». Когда ребенок после нескольких таких приказов нажимает на грушу до получения приказа «Нажми», реакция подкрепляется словесным поощрением «Хо­рошо». Если ребенок находится в нерешительности, не зная, как ему реагировать, подается сигнал, сти­мулирующий реакцию, например «Ну!»; когда же он совершает ошибочную реакцию, ему говорят «Плохо» и т. д. Условный рефлекс считается выра­ботанным, когда ребенок нажимает на грушу в ответ на соответствующий сигнал (зрительный, звуковой) без предварительного приказа «Нажми».

Эта методика вызвала довольно острую критику со стороны некоторых советских психологов, которые утверждали, что применяемые А. Г. Ивановым-Смо­ленским словесные стимулы нельзя трактовать как подкрепления, аналогичные безусловным раздражи­телям, и что скорость образования реакций, соот­ветствующих ожиданиям экспериментатора, свидетельствует не столько о рефлекторных способностях, сколько об умении ребенка следовать соответствую­щим указаниям (инструкции)10.

Принимая во внимание легкость и быстроту образования условных рефлексов, А. Г. Иванов-Смоленский выделил четыре следующих типа:

1. Лабильный — как положительные, так и тормозные условные связи образуются одинаково легко и быстро.
2. Инертный — как положительные, так и тор­мозные условные связи образуются замедленно.
3. Возбудимый — положительные связи обра­зуются очень легко и быстро, тормозные, напротив, трудно и медленно.
4. Тормозный — положительные связи образу­ются медленно, тормозные, наоборот, легко и быстро.

Выделенные им типы А. Г. Иванов-Смоленский назвал типами замыкательной деятель­ности коры, желая этим подчеркнуть, что не пре­тендует на описание общего типа нервной системы детей. Как отмечает автор, в основе его типологии лежат только два свойства нервной системы — по­движность и уравновешенность нервных процессов. Он не использует такую фундаментальную характе­ристику нервной системы, как сила нервных про­цессов, которую, как уже отмечалось, И. П. Павлов считал наиболее важным свойством нервной системы. В контексте современных исследований следует от­метить, что типология Иванова-Смоленского, наибо­лее важным элементом которой является быстрота образования положительных и тормозных условных связей, основывается на динамичности нервных про­цессов, а также на уравновешенности возбуждения и торможения как свойстве нервной системы.

В 30-х годах нашего столетия исследования типов нервной системы у детей были предприняты Н. И. Красногорским. Свою концепцию он изложил в нескольких работах, все более ее модифицируя и придя к окончательному варианту в 1958 г.11

Основываясь на исследованиях безусловных и условных рефлексов, а также речевых реакций детей, Н. И. Красногорский выделил четыре основных типа нервной системы, которым, как и у И. П. Павлова, соответствуют четыре классических темперамента. Описывая отдельные типы, Н. И. Красногорский учитывал динамику корковых и подкорковых про­цессов, считая уравновешенность возбуждения на корковом и подкорковом уровнях одним из основных критериев своей типологии. Выделенные им типы нервной системы получают следующие характе­ристики :

1. Сильный, оптимально возбудимый, уравнове­шенный, быстрый тип. Все отделы головного мозга ра­ботают согласованно, в гармоническом взаимодейст­вии — сангвиник.
3. Сильный, оптимально возбудимый, уравнове­шенный, медленный тип — флегматик.
4. Сильный, повышенно возбудимый, безудерж­ный, неуравновешенный (что связано с преоблада­нием возбуждения в подкорковых отделах) тип — холерик.
5. Слабый, пониженно возбудимый, неуравнове­шенный тип, характеризующийся общей пониженной возбудимостью коры и нижележащих отделов — ме­ланхолик.

H.И. Красногорский приводит следующую подробную характеристику названных типов, учитывая в ней безусловнорефлекторные, условнорефлекторные действия, речевые реакции и общее поведение ребенка. Это первая наиболее полная и вместе с тем обобщенная и основанная на экспериментах характеристика типов темперамента, понимаемых как проявление типов нервной системы:

1. Сангвиник. Положительные условнорефлекторные связи образуются быстро и являются устойчивыми. Интенсивность реакций соответствует силе раздражителей. Условные тормозные реакции также образуются быстро, они сильны и устойчивы. Сильные нервные клетки коры и нормально возбудимые подкорковые области обеспечивают хорошую приспособляемость к требованиям окружающей среды. Деятельность коры характеризуется высокой подвижностью. Это живой темперамент, не вызывающий трудностей при воспитании. Речевые реакции образуются быстро и соответствуют возрастным нормам. Речь сангвиника, как правило, громкая, быстрая, выразительная, с правильными интонация­ми и ударениями, уравновешенная и плавная. Она сопровождается живой жестикуляцией, выразитель­ной мимикой и эмоциональным подъемом.

2. Флегматик. Положительные условные реф­лексы образуются с нормальной скоростью, они силь­ны и прочны, как и тормозные условные реакции. Адекватное взаимодействие между корой и подкор­ковой областью обеспечивает контроль коры над прирожденными рефлексами. Флегматик легко при­спосабливается к социальной среде. Быстро выучи­вается говорить, читать и писать. Его речь несколько медленнее, чем у сангвиника, она спокойна, равно­мерна, без резко выраженных эмоций, жестикуля­ции и мимики.

3. Холерик. Характеризуется сильными услов­ными реакциями, подверженными большому влия­нию подкорковых областей. Повышенная подкорко­вая деятельность не всегда достаточно регулируется корой. Условные связи образуются медленней, чем у предыдущих типов, что связано с повышенной возбудимостью подкорковых центров, которые тормо­зят центры коры. Условные тормозные реакции холе­рика неустойчивы. Дети такого типа учатся обычно удовлетворительно, однако испытывают затруднения в приспособлении своих реакций и эмоций к требо­ваниям школы. Их речь становится в меру быстрой, но неровной и формируется труднее, чем у пре­дыдущих типов.

4. Меланхолик. Это энергетический тип. Пониженная деятельность коры сочетается со слабой деятельностью подкорковых центров, что особенно выражается в пониженных эмоциях. Быстро утом­ляется и перестает реагировать на слишком сильные или продолжительные раздражители. Безусловные рефлексы также слабые. Условные реакции образу­ются медленно, после многих сочетаний безуслов­ного и условного раздражителей. Интенсивность условных реакций часто не соответствует закону силы. Для меланхолика характерно преобладание внешнего торможения. Речь тихая, замедленная. Слабый тип нервной системы у ребенка является бла­гоприятной почвой для возникновения нарушений деятельности коры.
Как в типологии Иванова-Смоленского, так и в типологии Красногорского сохранилось четыре типа нервной системы (темперамента), хотя авторы пользо­вались различными критериями деления на типы не только относительно друг друга, но и по отноше­нию к типологии И. П. Павлова.

Эти типологии сходны в том, что разным типам темперамента приписываются различные способнос­ти к образованию условных реакций. Поскольку образование условных реакций составляет определен­ную форму обучения, можно сказать, что скорость обучения является характерным признаком отдель­ных темпераментов. Если признать этот вывод правильным, из него вытекают определенные следствия для организации дидактического процесса.



1. Охранительное торможение, называемое также запредельным торможением, является разновидностью безус­ловного, или врожденного, торможения. Это процесс, защищающий хрупкую нервную клетку от дальнейшего вредного воздействия сильного или продолжительного раздражителя, то есть от чрез­мерной нагрузки и истощения.

2. Strеlau J. Temperament i typ ukladu nerwowego, s. 90.

3. Силу процесса торможения, как и силу процесса возбуж­дения, следует понимать как свойство нервной системы, а не как текущее состояние. Поэтому выражения «сила процесса торможе­ния» и «сила нервной системы по отношению к торможению» являются здесь взаимозаменяемыми.

4. Павлов И. П. Поли. собр. соч., т. III, книга вторая. М.— Л., 1951, с. 268

5. Там же, с. 268.

6. Напомним, что генотип — это совокупность генетической информации, передаваемой от родителей к потомству, или всякие наследственно определяемые свойства организма, в то время как врожденные свойства — это наследственные свойства, соответствующим образом сформированные под воздействием такого фактора среды, как организм матери с момента зачатия до рождения. Наблюдаемые свойства и поведение индивидов всегда представляют собой результат сложного взаимодействия наследственных качеств (генотипа) и воздействий среды. Такую совокупность наблюдаемых свойств организма (биохимические особенности, анатомо-физиологические и психические характеристики) называют фенотипом.

7. Павлов И. П. Поли. собр. соч., т. III, книга вторая, с. 85.

8. Здесь вкралась неточность: в цитируемой книге В. Д. Небылицын говорит (с. 32) о двенадцати показателях, так как, помимо перечисленных автором свойств, должно быть диагностировано еще одно — лабильность.— Прим. ред.

9. См.: Небылицин В. Д. Основные свойства нервной системы человека. М., «Просвещение», 1966.

10. См.: Иванов-Смоленский А. Г. Об изучении типов высшей нервной деятельности животных и человека.— «Журнал высшей нервной деятельности», 1953, т. 3, вып. 1, с. 36—54.

11. См.: Красногорский Н. И. Высшая нервная дея¬тельность ребенка. Л., Медгиз, 1958.

12. Зависимость между силой нервной системы и скоростью образования условных рефлексов представляет собой одну из наиболее спорных проблем в типологии нервной системы. Во многих работах, особенно в начальный период исследования типов нервной системы, утверждалось, что большая скорость образования рефлексов присуща сильной нервной системе. Однако в последнее время все чаще отмечают противоположную зависимость, то есть что быстрое возникновение рефлексов характерно, напротив, для слабой нервной системы.




Описание Отрывок из монографии Я. Стреляу "Роль темперамента в психическом развитии". М., 1982. С. 49-65.
Вложенные файлы
  • strelau_pic5.jpg
Рейтинг
0/5 на основе 0 голосов. Медианный рейтинг 0.
Просмотры 21925 просмотров. В среднем 5 просмотров в день.
Похожие статьи