Пьер Жане (1859-1947)

Пьер Жане (1859-1947)
Добавлено
07.08.2008 (Правка 11.08.2008)

В календаре памятных для психологии дат август отмечен днями рождения сразу нескольких выдающихся ученых. Почти обо всех на страницах “Школьного психолога” были в свое время опубликованы биографические очерки, и один из первых (могло ли быть иначе?) был посвящен Зигмунду Фрейду, родившемуся 6 августа 1856 года. Отмечая эту дату, поклонники основателя психоанализа наверняка воздадут ему хвалу и не преминут отметить, какая новаторская, революционная роль принадлежит ему в истории науки.

Менее восторженные специалисты обычно на это замечают, что научный и мировоззренческий переворот, произведенный венским психиатром на рубеже веков, на самом деле произошел не на пустом месте. Высказанные им идеи в ту пору буквально носились в воздухе, более того — высказывались не только им, из-за чего болезненно мнительный Фрейд полжизни провел в ожесточенных спорах о своем приоритете.

Надо признать, что эти споры в итоге увенчались его успехом. Так, сегодня лишь редкие знатоки психологической науки вспоминают о его выдающемся современнике — французском психологе Пьере Жане, который родился тремя годами позже. Пьер Жане почти одновременно с Фрейдом разрабатывал собственную концепцию бессознательного, кое в чем удивительно перекликающуюся с фрейдистской теорией. Говорят: есть люди, забытые незаслуженно, но нет таких, о которых бы незаслуженно помнили. Разумеется, авторитет Фрейда заслужен им сполна. А вот Жане забыт, пожалуй, незаслуженно. Для восстановления справедливости вспомним в майские дни о нем.

СКЛОННОСТЬ К ФИЛОСОФИИ

Пьер Жане родился 30 мая 1859 года в Париже. Его семья принадлежала к обеспеченной французской интеллигенции, многие его родственники были юристами, филологами, инженерами, а его дядя — Поль Жане — довольно известным по тем временам философом. Вероятно, следуя по его стопам, Пьер поступил в знаменитую парижскую Эколь Нормаль, где вместе с ним учились многие юноши, впоследствии прославившие французскую науку. Среди его однокурсников были, в частности, Анри Бергсон и Эмиль Дюркгейм, которые стали известными философами и внесли немалый вклад в развитие психологической науки.

В 1882 году Жане получил ученую степень магистра философии (позже, в 1889 году, ему будет присвоена в Сорбонне докторская степень по литературе, а в 1893 году — и по медицине; вероятно, по сей день такое сочетание оптимально для психолога).

В течение нескольких лет он преподавал философию в Гавре и даже написал собственный учебник, который, однако, особого признания ему не принес. Жане предстояло прославиться как психологу. Но и в этом качестве его характеризуют удивительная глубина и многосторонность научного подхода, а также совершенно особый стиль, во многом, вероятно, обусловленный его личными особенностями.

“Мои научные занятия, — писал он в своей автобиографии (он опубликовал их две — в 1930 и 1946 годах), — оказались результатом конфликта между несовместимыми, различными тенденциями. В детстве я увлекался естественными науками. С раннего возраста я начал интересоваться ботаникой и коллекционировать растения. И каждый год до сих пор пополняю свой гербарий. Эта страсть, определившая мою склонность к анализу, точному наблюдению и классификации, должна была привести меня к карьере натуралиста или врача.

Но во мне была и другая наклонность, так и не нашедшая удовлетворения, слабые отблески которой можно узнать в ее теперешней трансформации. В возрасте 18 лет я был очень религиозен и всегда был подвержен мистическим наклонностям, которые мне, однако, удавалось контролировать. Проблема примирения научной склонности и религиозного чувствования оказалась нелегким делом. Оно могло произойти с помощью усовершенствованной философии, удовлетворяющей как разум, так и веру. Мне не удалось создать этого чуда, но я остался философом”.

БОЛЕЗНЕННЫЙ СПОР

В 1889 году Жане возвратился в Париж и успешно защитил диссертацию “Психический автоматизм (Экспериментальное исследование низших форм психической деятельности)”, впоследствии опубликованную в виде книги. Докторская степень была ему присвоена по философии, ибо в представлении французской научной общественности той поры психология продолжала оставаться ветвью философских наук (представление, наверное, небезосновательное и, несмотря ни на что, отчасти справедливое и поныне).

В 1890 году Жане получил пост в Парижском лицее, и в том же году Ж.-М. Шарко отдал в его ведение психологическую лабораторию в своей клинике Сальпетриер, где Жане и ранее вел активную клиническую работу, а свои научные взгляды излагал в лекциях, пользовавшихся большой популярностью.

Фрейд, стажировавшийся у Шарко в клинике Сальпетриер, впоследствии утверждал, что никогда даже не сталкивался с Жане и ничего не слышал о его идеях. Однако в “Очерке истории психоаналитического движения” Фрейд не без горечи отмечает: “В Париже, кажется, господствует убеждение, что все верное в психоанализе с небольшими изменениями повторяет взгляды Жане, все же остальное никуда не годится”.

Даже в написанной в 1925 году “Автобиографии” Фрейда читаем: “В то время как я пишу это, из Франции до меня доходят многочисленные статьи из журналов и газет, свидетельствующие о сильном сопротивлении принятию психоанализа, причем часто они содержат самые неверные предположения по поводу моего отношения к французской школе. Так, например, я читаю, что своим пребыванием в Париже я воспользовался для того, чтобы познакомиться с учением Пьера Жане, а затем сбежал, прихватив уворованное. Я должен ясно сказать в связи с этим, что вообще не слыхал имени Жане во время моего пребывания в Сальпетриер”.

Те, кто интересуется подробностями этого болезненного спора о научном приоритете, могут найти подробное изложение ситуации в блестящей работе Генри Элленбергера “Открытие бессознательного” (Ellenberger H.F. The discovery of the unconscious. — N.Y., 1970; первый том этой книги завершает глава, посвященная сопоставлению взглядов Фрейда и Жане), а также в переведенной на русский язык книге Альфреда Лоренцера “Археология бессознательного” (М., 1996).

ГЛАВНЫЕ ЭТАПЫ

В 1893 году Жане защитил медицинскую диссертацию “Умственное состояние истериков”. С декабря 1895 года по август 1897 года он заменял Т. Рибо в Коллеж де Франс и окончательно сменил его там в 1902 году, получив должность профессора психологии.

В 1904 году Жане основал совместно с Ж. Дюма “Журнал нормальной и патологической психологии” и оставался его главным редактором свыше 30 лет. В 1936 году ушел в отставку, но продолжал частную практику и научные исследования.

Жан Пиаже, посвятивший Жане специальную статью, выделяет в его творчестве три периода. Первый начинается работой “Психический автоматизм” и характеризуется некоторой статичностью. Начальная точка второго периода — работа “Навязчивость и психастения” (1903), где внимание Жане уже направлено на динамический аспект психического процесса. Третий период (со второй половины 20-х годов) интересен генетическим анализом разных форм поведения.

МАГИЯ ЗАГАДОЧНОГО

Вполне в духе своего времени Жане на раннем этапе научной деятельности был увлечен исследованием таких процессов, как гипнотизм и внушение мыслей на расстоянии. “Мои первые пробы в изучении расстройств нервной системы путем обследования мистических феноменов и сомнительной реальности не следовало бы, наверное, рассматривать как полностью бессмысленные. Прежде всего потому, что эти странные исследования познакомили меня с такими важными людьми, как Шарко, Рише, Мэйер, Сиджвик, имевшими те же наклонности и интересы. Они поделились собственными идеями и сомнениями, показали свою исследовательскую работу, познакомили с методами... Эти первые работы над чудесами животного магнетизма ориентировали меня на изучение сомнамбулизма и гипнотической практики, которые были чрезвычайно популярны и по крайней мере казались средством подхода к психологическому изучению психической патологии”.

В этот период Жане также формулирует основные методические правила своей работы, которых придерживается и в дальнейшем: 1) обследовать пациента самому, насколько это возможно, без ассистентов и другого рода “посторонних”; 2) точно записывать все, что говорит и делает пациент; 3) учитывать не только актуальное состояние пациента, но и всю историю его жизни и ход предшествующих заболеваний и их лечения.

Сам Жане дает достаточно противоречивую характеристику своим ранним исследованиям и считает, что они были “опубликованы и популяризированы слишком рано и с тех пор цитировались во всех работах, посвященных возможностям человеческой психики. Рассматривая эти цитаты и эти злоупотребления моими прошлыми наблюдениями, я всегда испытывал чувство удивления и сожаления. Странно, что исследователям, с такой методичностью повторявшим эксперименты 1882 года, никогда не приходило в голову написать все еще живущему их автору и спросить, что он о них думает. Я бы ответил уже тогда и еще полнее сейчас, что я сомневаюсь в интерпретации фактов и склонен критиковать их сам и рассматривать как отход от более серьезных и глубоких исследований”.

Нужно отметить, что Жане не просто много работал, обследуя больных, но и серьезно теоретически разрабатывал интересовавшую его тему. Он собрал грандиозную библиотеку по магнетизму и гипнологии, проанализировал множество разнообразных источников. В итоге он пришел к выводу о недостаточности такого подхода и необходимости углубленного изучения неврозов.

Первые результаты этих исследований и послужили основой обобщающего труда “Психический автоматизм”. Большая часть работы основана на изучении клинических случаев четырех женщин, фигурирующих в отчетах как Рози, Люси, Мари и Леони, хотя в исследовании в общей сложности участвовали 19 пациентов с истерией и 8 с эпилепсией.

МЕТОД ЖАНЕ

Научный метод для Жане, как и для большинства исследователей того времени, заключался в сочетании анализа и синтеза. Первоочередной задачей оказывался анализ, а соответственно — и вопрос о первоэлементах. Многие философы и психологи пытались реконструировать психику с помощью анализа и синтеза, используя в качестве базового элемента ощущение. Жане же начинает с выделения не чистого ощущения, но действия и считает невозможным отделение сознания от активности. Здесь Жане обращается к таким динамическим понятиям, как психическая сила и слабость, без которых немыслима активность, деятельность.

Первой пациенткой, на которой им был продемонстрирован метод психологического анализа, была некая Марсель. Жане попытался проранжировать ее симптомы по степени их глубины.

Поверхностный уровень составляли особенности, сравнимые с результатами гипнотического внушения; средний — импульсы, которые Жане приписывал действию неосознанных фиксированных идей, исходящих из определенных травмирующих воспоминаний; наиболее глубинный уровень — наследственные факторы, перенесенные тяжелые заболевания, ранние травматические события. (Вам это ничего не напоминает? И не только вам! Недаром так кипятился венский патриарх...)

За психологическим анализом должен следовать психологический синтез, то есть реконструкция хода болезни. Такое взаимодействие анализа и синтеза в ходе работы с невротическим пациентом выступает отличительной, самобытной чертой метода Жане.

Основным результатом психологического анализа является открытие неосознанных фиксированных идей и их патогенной роли (!). Их причина — травмирующее или пугающее событие, ставшее бессознательным и замещенное симптомами (!!). Процесс замещения, по Жане, связан с сужением поля сознания. Неосознанные фиксированные идеи являются как причиной, так и результатом психологической слабости. Для излечения мало перевести их в план сознания (становясь осознанной, идея рискует приобрести статус навязчивости — !!!). Необходимо разрушить патогенную идею путем диссоциации или трансформации. Поскольку она является частью заболевания, ее устранение должно сопровождаться синтетическим лечением, переобучением или другим умственным тренингом.

Во втором периоде творчества Жане рассматривал две формы невроза — истерию и психастению. Его концепция неврозов сочетает психогенный компонент (исходящий от жизненных событий, фиксированных идей) и органический фактор. Жане предлагает двухуровневую модель этих расстройств: первый уровень связан с фиксированными идеями (неосознанными у истерика и осознанными у психастеника), а второй, глубинный, заключается в расстройстве некоторых базовых функций (сужение поля сознания у истерика и расстройство функций реальности у психастеника). Важно отметить, что, изучая поведение больных, Жане интересовался и гораздо более широким кругом явлений психической жизни, избегая, однако, смешения нормы и патологии.

ПЛОДОТВОРНЫЕ ИДЕИ

Последний период творчества Жане ознаменовался построением того колоссального психологического синтеза, который должен логически следовать за психологическим анализом (только уже не применительно к анализу невроза, а к осмыслению психологической науки в целом).

Сам Жане подчеркивал, что к ХХ веку было написано огромное количество психологических по своей сути монографий на частные темы и пришла пора систематизации и объяснения полученных данных. Он как раз и пытался создать такую модель и использовал в ней данные не только из психологии взрослого человека и психопатологии, но и из детской психологии, этнопсихологии, психологии животных. Им была создана система, в рамках которой получили свое освещение практически все психические явления. Материал этого колоссального синтеза не был собран в одной работе, он представлен рядом публикаций конца 20-х—начала 30-х годов.

Своей интенсивной педагогической, практической, научной деятельностью Жане способствовал развитию современной психологии. На него неоднократно ссылается К.-Г. Юнг (лекции Жане он посещал в Париже во время зимнего семестра 1902/03 года).

Влияние “Психического автоматизма” Жане ощутимо в методе рассмотрения Юнгом человеческой психики как состоящей из ряда “подсознательных личностей” (у Жане — “единовременные психические существования”). То, что Юнг назвал “комплексом”, первоначально было не чем иным, как эквивалентом “подсознательной фиксированной идеи” Жане.
Работы Жане оказали также значительное влияние на индивидуальную психологию А. Адлера. Он признавал, что его работа о чувстве неполноценности была развитием наблюдений Жане. Впрочем, как знать не были ли эти признания “отступников” сделаны в пику Фрейду, категорически отказывавшемуся признать какую бы то ни было преемственность идей французского коллеги...

В России вышли в переводе на русский язык “Психический автоматизм” (1913), “Неврозы” (1911), “Неврозы и фиксированные идеи” (1903). В сборнике “Новые идеи в философии” за 1914 год была напечатана его статья “Подсознательное”.

Российские ученые старших поколений были знакомы с его трудами и идеями. Л.С. Выготский и П.Я. Гальперин, формулируя свои представления об интериоризации, ссылаются на работы Жане.

А.Н. Леонтьев обращается к его исследованиям при рассмотрении социально-ориентированных направлений в психологии. Однако не переиздававшиеся с тех давних пор работы Жане сегодня труднодоступны, и многие современные психологи даже не слышали его имени.

НЕСПРАВЕДЛИВОЕ ЗАБВЕНИЕ

Пьер Жане умер в Париже 24 февраля 1947 года. В это время газеты из-за забастовки печатников не выходили. В изданиях, вышедших только в конце марта, после окончания забастовки, факт смерти выдающегося психолога был отмечен двухстрочным упоминанием среди прочих заметок на различные темы.

В 1956 году в связи со 100-летием Фрейда в клинике Сальпетриер была установлена мемориальная доска в память о его визите. Но никому не пришло в голову три года спустя, в день столетия Жане, установить здесь мемориальную доску в его честь (хотя именно в Сальпетриер он проработал несколько лет и провел здесь огромную часть своих исследований).

В 1960 году, когда был выпущен памятный том, посвященный юбилею коллежа Сент-Барб, где он получил образование перед поступлением в Эколь Нормаль, имени Жане не оказалось в списках знаменитых людей, учившихся там.

И тем не менее бесспорно, что Пьер Жане — один из выдающихся психологов. Он считал необходимым разрабатывать психологию как объективную науку и всей своей деятельностью способствовал этому. И справедливо звучат слова Генри Элленбергера: “Труды Жане можно сравнить с огромным городом, погребенным под пеплом, подобно Помпее. Судьба всякого погребенного города неопределенна. Он может на века остаться сокрытым, хотя его и грабят мародеры. Но когда-нибудь он может выйти на свет, вернуться к жизни...”

Сергей Степанов. Забытый конкурент Фрейда: ПЬЕР ЖАНЕ





Описание Французский психолог и психиатр. Разрабатывал проблемы патопсихологии и психиатрии (неврозы, психастении, психастенический характер, психические автоматизмы). В 20–х гг. на основе категории „действия“ создал общепсихологическую концепцию, в которой в отличие от бихевиористов рассматривал психическое как результат интериоризации внешних, практических действий, имеющих социально значимый характер. Идеи Жане существенно повлияли на французскую психологию ХХ в. (Ж. Пиаже, А. Валлон) и на культурно–историческую концепцию Л.С. Выготского.
Вложенные файлы
  • Janet.jpg
Рейтинг
5/5 на основе 1 голосов. Медианный рейтинг 5.
Теги
Просмотры 10867 просмотров. В среднем 3 просмотров в день.
Похожие статьи